3ve3da.jpg  [ХВВАУЛ-74] Харьковское Высшее Военное Авиационное ордена Красной Звезды Училище Лётчиков ВВС
им. дважды Героя Советского Союз
а С.И. Грицевца
homemail
< Ноябрь 2009 >
П В С Ч П С В
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 29
30            
Сообщения чата
Сейчас 974 гостей онлайн

PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 
ЗАРНИЦЫ ПАМЯТИ. ЗАПИСКИ КУРСАНТА ЛЁТНОГО УЧИЛИЩА
Автор: Юрий Фёдоров   
305.jpg
Эпизод
\\\\[28й]////
ОТРЫВ ПО-ПОЛНОЙ

•>> Инструктаж майора Липодеда
•>> Почти врач Жанночка
•>> Группенсекс. Половые эксперименты
•>> Что происходит в тишине
•>> Первые сексуальные приключения моих друзей
•>> Утро вечера мудреней


strawberry.jpg
11 декабря 1971 г. (суббота)
Временами наши решения важнее, чем нам кажется.
Оскар УАЙЛЬД
<<••>>
Пусть сердце разобьётся иль станет бронзой.
Николла ШАМФОР

      Идёт радиоэлектроника. Подполковник Песнос раскрывает принцип распространения радиоволн в атмосфере. Рисует на доске, обращает наше внимание на схемы, не спеша, диктует. Тишину нарушает только голос преподавателя, скрип перьев и шелест переворачиваемых страниц наших конспектов.
      К концу первого часа в классе стало душно. Это почувствовали все. После звонка на перерыв подполковник приказал дежурному открыть все форточки:
      — И гоните из класса всех, чтобы не портили воздух! — добавил он.
      И я сдавленно хохотнул. Преподаватель посмотрел на меня, но остался серьёзным – он так и не понял двусмысленности, сказанной им фразы.
      Кончилась пятиминутная перемена. Все курсанты расселись по местам. Прежде, чем продолжить лекцию, Песнос подходит к окну у доски, форточка которого осталась открытой, и взялся за неё рукой, чтобы закрыть. И тут взгляд офицера падает на запотевшее стекло, где курсантским пальцем старательно выведена надпись:
       «Радикулит – вот она суть! Так дай же вам бог здоровья!»
      Песнос так заинтересовался надписью, что, закрывая форточку, с размаху грохнул ею сзади себя по голове!
      — Ч-ч-чёрт! — потёр он место удара на затылке. Потом проговорил: — Хм! Радикулит? Хочу пожелать вам, чтобы на старости лет вы имели его не более чем я! Ибо на аэродромах сифонит во всех направлениях! А вам, наверное, ясно, что я лекции в училище читаю не всю свою жизнь! А до этого служил в строевых частях! Ну, ладно! Пойдём дальше! Так на чём я остановился?..
<<><•><><•><>>

      …После обеда в каптёрке получаю парадку и быстро переодеваюсь. Начистил ботинки и бляху на курсантском из чистой кожи ремне. Шинель застёгиваю на все крючки, включая верхний.
      — Увольняемые, строиться! — кричит дневальный.
      Мы построились. Человек пятнадцать. Инструктаж проводит командир соседней роты майор Липодед:
      — Товарищи курсанты! Обращаю ваше внимание на поведение во время нахождения вне расположения училища. Будьте внимательны на улицах города! Не перебегайте дорогу перед близко идущим транспортом. Переходите улицу только в установленных местах и по зелёному сигналу светофора. Покажите гражданскому населению, что вы являетесь образцом во всём, в том числе и в соблюдении правил уличного движения!
      Майор оглянул строй.
      — Не забывайте о правилах отдания воинской чести и соблюдении формы одежды! Иной офицер, может, и не остановит вас за то, что вы его не поприветствовали, но при случае может на вас патрулей натравить и у вас будут неприятности. А то и вообще увольнение прекратят! Поднять руку к головному убору, поприветствовать старшего, а тем более начальника – от вас не убудет, а неприятностей избежите. И, если б вы только знали, как это красиво со стороны, когда военнослужащие приветствуют друг друга! Поверьте, люди вами залюбуются! Да и вам забывать не следует, что вы – профессиональные военные, будущие офицеры. У вас тоже будут когда-то подчинённые. И если вы не будете замечать, что вас не приветствуют, что ваши подчинённые не уважают других офицеров, значит, они не уважают вас, и в бою никогда не выполнят ваш приказ, связанный с риском для их жизни! Подумайте об этом! Поэтому отдание воинской чести – это не мелочь! Далеко не мелочь! Запомните это хорошенько!..
      Майор Липодед не только нам всё это говорит, инструктирует, значит, нас, но одновременно исподволь внимательно осматривает наш внешний вид: хорошо ли прилажена форма, как положено  ли пришиты погоны и нашивка на рукаве, начищена ли бляха на ремне и обувь, правильно ли зашнурованы ботинки (первый стежок шнурка должен идти снизу, а не сверху). Если что-то обнаружит не так, выведет из строя и даст время на устранение недостатков. Но сегодня все подготовились к увольнению хорошо и строгий майорский взгляд нарушений формы одежды не обнаруживает.
      — Кстати, если вы идёте с девушкой, то постройте ваши отношения так, чтобы она шла с левой от вас стороны и при лихом отдании воинской чести, рукой не ударить её по затылку!.. Чего вы ржёте? Таких случаев в жизни – море! В Харькове каждая третья девушка, что дружила с курсантами, в своё время получила сзади по голове, когда её друг приветствовал офицеров!..
      Мы всем строем так и грохнули от смеха. Бедные девушки города Харькова! Идут со своей любовью по городу. Вдруг, откуда ни возьмись, навстречу воинский начальник. Она, ничего не подозревая, любуется своим парнем-курсантом, и тут ни с того, ни с сего получает сзади по загривку! А это, оказывается, ни за что, ни про что – её любовь приветствует офицера!
      Липодед переждал наше веселье. Продолжил:
      — Ещё одно! Не опаздывайте из увольнения! Лучше прибыть на полчаса раньше, чем на минуту позже! Свободных минут и часов у вас впереди будет много, а вот наказание за опоздание последует незамедлительно. И последнее. Не вздумайте употреблять спиртные напитки! Пиво – это тоже спиртное. Вернётесь на курс с запахом – пеняйте на себя: записок об аресте хватит на всех алкашей! И потом долго в увольнение ходить вы не будете – это я вам обещаю! Не забывайте, что вы – будущие военные лётчики, и ваше здоровье вам ещё пригодится! Всё ясно? Вопросы есть?
      У нас вопросов не было.
      — Тогда вопросы есть у меня! Такой простой вопрос, на засыпку! Сейчас проверим вас на вшивость! За какое расстояние до начальника ему отдаётся воинская честь, если вы идёте навстречу друг другу?.. Что задумались? Думать надо было на первом курсе, а на втором – пора уже знать! Так! Курсант Завянов!
      — За 5-6 метров, товарищ майор!
      — Неправильно! Оценка «два»! Курсант Боженков!
      — За пять метров!
      — Неправильно! «Двойка»! Курсант Изаев!
      — За 3-4 метра!
      — Оценка «два»! Ёб! Так! Другие варианты есть?.. У курсанта Кручинина не спрашиваю, этот скажет! Кто знает?.. Что, никто не знает? Да вы что?!. Ну, давай, Кручинин!
      — В движении вне строя при встрече с начальником воинская честь отдаётся за 5-6 шагов, товарищ майор!
      — За 5-6 шагов! И шагов, мать вашу! Шагов, а не метров!— оглядывает строй и гневно гремит Липодед. — Почему один знает, а остальные нет?! Товарищи курсанты, вы – курсанты второго курса высшего военного училища! Высшего! Военного! И второго, а не первого – сразу после поступления! Когда вы в последний раз держали в руках устав? Вы же будущие офицеры! Как вы будете требовать с подчинённых, если сами не знаете?! Твою мать! К сожалению, должен констатировать, что даже курсанты моей роты не знают таких простых вещей. Ладно, в понедельник возьмусь за своих!..
      Липодед задумчиво прошёлся вдоль строя: что же у них ещё полезного спросить?
      — А если вы обгоняете начальника? Как и за сколько шагов отдаётся воинская честь?
      — С первым шагом обгона! — выкрикивает Щербаков.
      — Ну, хоть это вы знаете! Вопросы есть? Сейчас строем к дежурному по училищу. Младший сержант Павличко, ведите увольняемых!
      Дежурный по училищу ни внешний вид, ни наши знания Строевого устава у нас не проверял, хотя и мог. Слава Павличко зашёл, доложил. Дежурный по училищу лишь взял у него список увольняемых и нас отпустили.
      К КПП идём уже как свободные люди.
<<><•><><•><>>
 
      На трамвае приехал домой. Мама, конечно, рада. Дика тоже! Дома я не признался, что отпущен на сутки.
      Пообедали вместе. Я поиграл с Дикой, она всегда рада, когда я прихожу, и от меня не отходит, пока я дома. Даже свои игрушки приносит мне и кладёт рядом, чтобы я ими игрался. До училища никогда свои грушу и мячики не давала мне. Никогда, только маме! Если видела их в моих руках, старалась отобрать: мол, мне они тоже нужны, я как раз хотела ими поиграть! И рычит, злится! Отдай! Моё! А теперь вот делится ими. Бери, Юра, только останься, не уходи! А потом лежала на диване, положив голову на лапки, и большими чёрными глазами неотрывно следила за мной, облизывая носик, что на собачьем языке означает: «Юра, я по тебе соскучилась!» и «Я тебя люблю!»
      Принял ванну – как это делали офицеры царского флота, с одеколоном. И от интимных мыслей сразу возникла сильнейшая эрекция. Растрачиваться не хотелось! И пришлось в уме умножать двухзначные и трёхзначные цифры, чтобы мой шлагбаум опустился в рабочее состояние.
      Вымывшись от возможных казарменных запахов, поменял своё нижнее бельё на цивильное – не в кальсонах же дефилировать на интимном свидании! Курсантское бельё припрятал у себя в портфеле, стоявшим после моего поступления в училище без дела. Потом сказал маме, что пойду к Юре Ломанову, а оттуда поеду в училище. И что, возможно, завтра снова вырвусь в увольнение и приеду домой.
      — Могли бы и сегодня с ночёвкой отпустить! — недовольно заметила мама.
      — Могли бы!.. — как-то неопределённо проговорил я.
      На всякий случай всё же зашёл к моему школьному другу, чтобы тот не заявился ко мне домой с вопросом: не отпустят ли меня на сегодня в увольнение?
      Двери открыл Михаил Порфирьевич, глава семейства Ломановых. Он, кстати, тоже бывший военный, капитан, был инженером авиаэскадрильи Ил-28. Мы поздоровались. Тут же появляется Юрий:
      — Юрась! Здорово! Хорошо, что пришёл! Не забываешь своего школьного друга! Раздевайся и проходи! — широко улыбаясь, гремит он и помогает мне скинуть шинель.
      Юра доволен и этого не скрывает! Обычно Юрий улыбался с сомкнутыми губами, тем самым стеснительно прикрывая свои два немного выступавших резца. Но сейчас – улыбка, как у Гагарина! Он тут же решил похвастаться изменениями:
      — А мне зубы выпрямили!
      — Да? Ну-ка, покажи!
      Мой друг осклабился. Я пожал плечами:
      — По-моему, раньше было лучше!
      — Да ладно, тебе! — понимая, что я пошутил, лыбится своими теперь уже ровными зубами Юрий.
      — Так ты, я смотрю, можешь теперь правильно и как положено, укусить?
      — Укусить? Да я могу тебя загрызть!
      — За что, Синяя Борода? — делано возмутился я. — Вернее, Ровные Зубы!
      — Юра, привет! — пробегая мимо, прощебетала Танечка, Юрина младшая сестра.
      — Здравствуй, Танюша! Ты расцветаешь прямо на глазах!
      Танечка, зардевшись, упорхнула к себе в комнату.
      Мы посидели, очень мило поболтали за чашкой чая. Однако я всё время украдкой посматривал на часы. За полтора часа до назначенного времени я распрощался с семьёй Ломановых и отправился разыскивать лежбище Димы.
      Проклятое любопытство! Оказывается, оно может быть двигателем поступков человека! Если уж сердце загорелось, трудно человеку свернуть с избранного пути! Только очень сильным это дано! Но я, видно, – к ним не отношусь!
      В центре у кацо купил три гвоздички по рублю за штуку и зашёл в кондитерский магазин, где за 5,40 приобрёл роскошную коробку конфет «Белочка» – не с пустыми же руками идти в гости, тем более, на интимное свидание! И, хотя эти покупки нанесли существенный урон моему курсантскому бюджету, жалеть об этом не приходилось!
      Подъехал на троллейбусе. Плутать особо не довелось, нужный дом я отыскал быстро. Посмотрел на часы. До семи часов было ещё четыре с половиной минуты. Зашёл в подъезд, не спеша поднимаюсь на 4й этаж. Меня охватило лёгкое волнение, а в плавках приятное беспокойство уже не спадало: неужели сегодня свершится то, о чём давно мечтал в беспокойных курсантских снах? Неужели это правда, что через несколько минут буду участвовать в сексуальных играх втроём? И без сдерживающих начал!
      Тут-то меня и «хватил Кондрат Иваныч». Член стоит негнущимся шестом, в горле ком, а меня немного вибрирует. Сердце сорвалось с цепи и гулко колотилось в груди, висках, члене и пятках одновременно. И вот стою я в ожидании назначенного времени, стыдясь своей нерешительности, проявившейся в самое неподходящее время, и одновременно проклиная себя за сумасшедшее решение. Хотя знаю, что всё дело просто в том, что, когда наедине с собой рисуешь фантастические картинки сексуальных игр, в том числе и в групповухе, доходишь, чуть ли не до жутких желаний. Причём, всё кажется приемлемым и допустимым! А когда фантазии вот-вот станут реальностью, всё почему-то начинает казаться каким-то бредом и хочется на всё плюнуть и от всего этого… пардон, убежать!
      Нет, я обещал Диме! Меня ждут! В конце концов, мужик я или не мужик? Хочешь – не хочешь, а хотеть надо!
      В общем, в ту минуту моё состояние «сомнение – желание» можно описать выражением Оскара Уайльда: «Неуверенность – движущая сила любви».
      Я мысленно подгоняю стрелки часов – лишь бы кончилось быстрее это ожидание, ставшее невыносимым. И сейчас, стоя у окна между этажами, я просто отвлекаю себя тем, что лихорадочно соображаю, как же вести себя при встрече втроём?
      Ничего на ум не пришло, кроме стандартного курсантского – «будь что будет»!
      «Юрий, ладно, возьми себя в руки! Иначе ничего не выйдет!» — подумалось мне.
      А дальше… Дальше было то, что потом, вспоминая, всегда приводило меня на край возбуждения. И это приключение, которое я сейчас постараюсь описать «для истории», способствовало тому, что в этот вечер и в эту ночь я узнал такие глубины чувственных ощущений, о которых раньше мог только мечтать. Ибо границы сексуальных желаний и наслаждений человечеством не изведаны и не установлены.
      При описании постараюсь, чтобы мой рассказ был не слишком коротким и не слишком длинным. Ибо в первом случае рискую остаться неинтересным, а во втором – просто утомить читателей. Причём, я не хочу, чтобы моё повествование выглядело пошло. Ибо помню слова Генриха Гейне о том, что «ценность вещи придает изящная обработка».

      Верх безумия – ставить себе целью уничтожение страстей.
Дени ДИДРО
<<••>>
      С каждым днём всё лучше ночью.
Из записных книжек курсанта

      …Эти четыре с половиной минуты показались для меня вечностью. Я нервно выждал время, выглядывая в окошко, пытаясь совладать со своим беспокойством. Дождался нуля минут и, когда стрелки на циферблате показали ровно семь (а где-то у соседей пропикал «Маяк»), я, подгоняемый желанием, нажал дверной звонок обусловленной буквой «Ю»: дзынь – дзынь – дзы-ынь – дзы-ынь!
      Почти сразу где-то в глубине квартиры раздались быстрые шаги. Дверь распахивается, и я оказываюсь у входа в мир моих сексуальных фантазий.
       — Кого я вижу? Дима, ты? Какая приятная встреча! — раскинул я руки в стороны с цветами и коробкой конфет. — Кто бы мог подумать, что ты здесь живёшь? Вот, шёл мимо. Вспомнил, что где-то у тебя здесь гнездо. Дай, думаю, заскочу на огонёк! Начал искать. И нашёл! Привет, Дима! К тебе можно?
      — Привет, Юрик! Давай, заскакивай! — широко заулыбался своей расчудесной улыбкой микеланджеловский Давид.— Ты до безобразия пунктуален! По тебе можно часы сверять! Раздевайся, пернатый!
      И от такого простого обращения тут же мгновенно ко мне пришло успокоение. Рядом со мной был друг, который меня ждал, откровенно надеялся, что я приду, и который, судя по всему, искренне рад моему появлению!
      — Совсем раздеваться? — улыбнулся я.
      — Можно и совсем! — понимающе согласился Дима.
      Дверь за мной тут же надёжно запирается на внутренний запор и цепочку. Я ощутил крепкое Димино рукопожатие, и он заграбастывает меня в свои объятия, прижимает к груди и похлопывает по спине – сей жест радушия говорил о том, что Дима считает меня близким другом. Видно было, что парень всё же неподдельно был рад моему приходу и действительно меня ждал. Значит, всё идёт по плану!
      Сам Дима был с голым торсом, в обтягивающих неширокие, плотные ягодицы джинсах и домашних тапочках на босую ногу. Хорошо была видна его стройность и неплохо развитые мышцы груди, спины и пресса живота. Руки были покрыты золотистыми волосками. Из джинсов к пупку поднималась «тёщина дорожка» симпатичных волосков.
      В прихожей я скинул шинель, снял ботинки. Получив от хозяина шлёпанцы, сунул в них ноги.
      — Проходи! — и он положил руку мне на плечи. — Молодец, что вырвался из своей казармы!
      Комната, в которой мы оказались, давно ждала ремонта: начавшие выцветать обои, большое некрашеное, но вымытое окно с плотными портьерами. У окна – круглый стол, на котором были бутылка коньяка, широкие дутые бокалы, три чашки, заварной чайник, накрытый полотенцем, сахарница, блюдечко с нарезанными колечками лимона в сахаре, красивый Киевский непочатый торт – ребята ждут меня. В углу сразу напротив двери – жёлтый платяной шкаф с большим зеркалом. Рядом со шкафом два небольших почти новых мягких кресла. И книжные полки с учебниками по медицине – сразу видно: здесь живёт будущий эскулап. В углу на тумбочке катушечный магнитофон «Днепр». У боковой стены – место нашего будущего греха: очень широкая, человек на пять, видавшая виды тахта. Постель не разобрана, покрыта цветастым покрывалом. И коврик у тахты.
      О, я представляю, какие бури бушевали в этом жилище, какие стоны слышали эти стены!
      Я вопрошающе взглянул на Диму.
      — В ванной. Сейчас выйдет. Зовут Жанна. Но ты не «волновайся», я вас представлю друг другу! Присаживайся!
      Кладу коробку конфет и цветы на стол. Потом достаю из бокового кармана листок бумаги и протягиваю Диме.
      — Что это? Заявление о приёме членом нашего кружка? — улыбается он, кивнув в сторону ванной.
      — Нет. Азбука Морзе. Ты же просил!
      — Ах, да! Спасибо! Молодец, не забыл! Не люблю забывах, которые с короб наобещают и ни черта не сделают! — Дима смотрит в бумагу и говорит: — Буква «Ж»: три точки и тире!
      — Ти – ти – ти – та-а! Речитатив буквы «Ж»: «И-ди – сю-да-а-а»!
      — Интересно! «И-ди сю-да-а-а, на член, буква “Ж”!» Сейчас придёт!
      Усесться в одно из кресел я не успеваю, т.к. послышались быстрые шаги и в дверях появляется миниатюрная шатенка – широко распахнутые во всё лицо глаза с зеленью, как у кошки, и действительно с поволокой, узкие красивые бровки вразлёт, чуть вздёрнутый симпатичный носик «уточкой», хорошо развитые чувственные (и кстати!) некрашеные губы, на всём лице – минимум косметики. И стройность – талию, казалось, можно обхватить, соединив пальцы двух рук! Одета она в коричневую комбинацию и кремовые шортики. Животик подтянутый, с симпатичным пупочком и без единого намёка на жирок. Незнакомка действительно походила на девушку, лет 16-17!
      Взглянув на меня, Жанна замерла на пороге, слегка зарделась, механически прикрыла небольшую грудь в комбинации рукой с полотенцем и опустила глаза.
      Я, взяв со стола принесенное мной, делаю несколько шагов к девушке и протягиваю цветы и конфеты.
      — Жанночка, познакомься! Это Юра, юнкер из лётного училища, я тебе о нём много рассказывал! Он просто мечтает с тобой познакомиться! Все уши мне о тебе прожужжал!.. — Жанна быстро взглянула на меня. — Юра, представляю тебе Жанну. Уже на следующий год она будет доктором-терапевтом. А мне до этого ещё далеко! Между прочим, в институте тянет на Золотую медаль!
      — Между чем? — решаюсь уточнить я.
      — Между прочим! — понимающе отвечает Дима, принимает конфеты из рук Жанны и тут же восклицает: — Ого! «Белочка»! С орешками! — Я отметил про себя, что парень умеет подчёркивать что-то хорошее в людях. — А, говорят, что курсанты военных училищ мало получают!
      Жанна левой рукой прижимает цветы к лицу, а правую изящно протягивает мне.
      — Спасибо! Гвоздики! Славно! Даже не ожидала. Я тоже хотела с вами познакомиться!
      — Мы на «вы»? — спросил я, поднимая правую бровь.
      — На «ты»! — очень мило улыбнулась моя новая знакомая и тихо поправилась: — Я тоже хотела с тобой познакомиться! Не люблю дураков, а Дима говорит, что ты – умён, хорошо начитан и умеешь быть душой компании!
      — Разве? — я посмотрел на Диму с благодарностью. — Явное преувеличение!
      — Ну-ну, не скромничай! Твою порядочность мы уже оценили.
      — Порядочность или, может, всё-таки скромность?
      — Порядочность, дорогой Юрик, это когда человеку неудобно о себе говорить хорошо! Поэтому это и скромность!
      — Не в этом дело! Просто считаю так: если тебе сказали, что ты умён, и ты в это поверил, значит, тебя обманули!
      Мои собеседники рассмеялись. И нашей скованности, как ни бывало.
      — Вот видишь, Жанночка, я не соврал ни на йоту! Много ли ты знаешь ребят, которые так тонко и успешно будут отстаивать свою позицию и не выпячивать своё «Я»? Единственный Юрин недостаток, как будущего офицера – не умеет играть в Преферанс! Пока не умеет! Но это дело наживное! Я беру над ним шефство!
      — Так уж и единственный! Не слушайте… — и тоже поправляюсь: — Не слушай Диму, Жанна! Я весь состою сплошь из недостатков!
      — Да?
      — Да! Одни недостатки! Так что, не то, совсем не то! До идеала далеко!
      — Ну, как говорится, каждый знает себя лучше! Но, Жанна, заметь: Юра, по-видимому, умеет представить свои недостатки так, что они выглядят сплошными достоинствами! Поэтому я в них и запутался!
      — Помыть руки с улицы можно? — интересуюсь.
      — Конечно! В ванной – зелёное полотенце будет на сегодня твоим!
      Я удаляюсь в ванную. Слышу приглушённый разговор:
      — Жанночка, ну как?
      — Симпатичный мальчик. Скромный. По-видимому, хорошо воспитанный. Как я обожаю совращать воспитанных мальчиков! — проговорила девушка. — У тебя, Димочка, хорошие друзья!
      — У меня друзья – только штучные! Знаешь, есть ружья охотничьи – штамповка, общая серия, а есть штучные! Вот Юрий из такой категории! Ты убедишься сама: он интеллигентен и действительно не дурак!..
      Не скрою, приятно слышать о себе такое! А, может, это специально говорилось для моих ушей? Что же такого «вумного» и интеллигентного им вякнуть?
      Я возвращаюсь, Дима приглашает:
      — Прошу вас, графья, графинюшки, графины и графинчики! Присаживайтесь за стол поудобнее! О! Кофе! Забыл! Я сейчас! — и он пытается испариться на кухню, чтобы заварить кофе.
      Но это ему не позволяет сделать Жанна:
      — Дима, сиди, я сама! Кухня – это женское дело!
      Я провожаю её упоенным взглядом, глазами ощупывая стройность девичьей фигурки и красивой формы аккуратные ягодички, что выглядывали снизу из-под шортиков. И мы с Димой остаёмся одни.
      — Как девочка? — едва слышно вопрошают меня.
      — Твой вкус безупречен! — с восхищением и очень тихо произношу я, надеясь, что на кухне не такая слышимость, как в ванной и меня там не услышат.
      — Что я тебе говорил! — довольно хлопает себя по колену Дима.
      — Главное ещё – чтобы мы удовлетворили её!
      — Ну, за это особо не переживай! Жанна – не фригидна, заводится с полуоборота! Секс не любит рутины и стеснительных! Ты ведь не стеснительный?
      — Я не знаю, Дима! — искренне признался я.
      — Начинается!
      — Нет, я просто сказал правду: в группенсексе я – дилетант!
      — Ты ещё скажи, что ты – девственник!
      — Нет, конечно! Но чтобы иметь вдвоём одну самочку – это у меня впервые!..
      — Группенсекс – всё то же самое, что и в паре, но только, когда за тобой ещё кто-то наблюдает, но и ему, и тебе это нравится! Всё будет хорошо! Поверь! Главное, что ты пришёл! — он легко похлопывает меня по колену. — Впрочем, я смотрю: ты уже на приличном взводе! — Дима кивнул на недвусмысленно выпиравший бугор из моих брюк, который я забыл прикрыть.
      — Ты, я смотрю, тоже! — улыбнулся я.
      — Юр, ты хоть китель и рубашку скинь. Что, так и будешь сидеть – единственный из нас одетым, как на официальном приёме?
      Я поднимаюсь и аккуратно вешаю китель на спинку одиноко стоящего стула у окна, кидаю на него галстук, рубашку. Подумав, стягиваю и белую майку. Остаюсь, как и Дима, с голым торсом и в брюках.
      — Боже, какой ты волосатый! Как медвежонок! — восклицает Димон.
      — Это я уже слышал…
       «…от Ирины» — чуть не вырывается у меня.
      — …где-то! — быстро добавляю я.
      — Молодец! Настоящий мужчина! Обильная волосатость тела говорит о том, что у тебя в сперме – повышенное содержание мужского гормона тестостерона. А это – гормон здоровья и сексуальности. Он и женскому организму нужен! Что касается первого раза, то всё всегда бывает первый раз! Инфаркт тоже бывает впервые!
      — Покаркай мне ещё! «Инфаркт»!
      Тут появляется Жанна с дымящимися кофейником и вазочкой с водой, в которую были помещены мои гвоздики.
      — У кого здесь инфаркт? — живо интересуется она, и с интересом рассматривает мой волосатый голый торс. — Сейчас будем лечить! Дима, принеси, пожалуйста, чайник! Может, Юра ещё захочет! И бутерброды захвати!
      — Сей момент! — Дима уносится на кухню и тут же возвращается с синим эмалированным чайником и большой тарелкой, на которой были аккуратно нарезанные бутерброды белого хлеба с полукопчёной колбаской и голландским сыром.
      Мы начинаем кофе-, чаепитие. Жанночка наливает себе чай, мы с Димой предпочли чёрный кофе.
      Дима открывает бутылку, как оказалось, армянского коньяка.
      — Ого! Армянский! Где это ты достал такой изыск? — удивляюсь я.
      — Это Жанночка!
      — Умничка! — говорю я девушке и, взяв за руку, целую кончики пальчиков. Они чуть дрогнули.
      Жанна приятно зарделась и снова опускает свои глаза с длинными, пушистыми ресницами. Похвала ей приятна. А я в эту минуту подумал:
       «Хорошо, что догадался с конфетами! Хорош я был бы, если б припёрся с пустыми руками!»
      Дима протягивает руку и включает магнитофон «Днепр». И из динамика полилась спокойная негромкая музыка.
      Осматриваю комнату.
      — А что, Дима, гнёздышко ничего!
      — Во всяком случае, не в общаге! — говорит он. — Терпеть не могу это студенческое столпотворение!
      — Диме бы сюда какую-нибудь живность! — соглашается Жанна. — Рыбок там или котика!
      — Лучше попугая! — соглашается Дима.
      — Говорящего? — уточняет Жанна.
      — Это мысль! — у Димы загорелись глаза.
      — Кстати, насчёт говорящего попугая! — вступаю в разговор я. — Знаешь, как при покупке не ошибиться и определить: будет говорить попугай или нет?
      — Как? — на полном серьёзе интересуется Дмитрий.
      — Надо взять птицу в руки и щёлкнуть её по носу. Если попугай от щелчка вскрикнул: «Ой!», значит, он говорящий. Если промолчал, говорить не будет ни-ког-да!
      Дима таращит на меня свои глаза, а потом, сообразив, что это шутка, начинает смеяться. К нему присоединяется и Жанна. Я же продолжаю:
      — И смотри, чтобы не вышло, как в том анекдоте! Женщина приносит в зоомагазин попугая, купленного накануне, и возмущается: «Кого вы мне продали?! Он такое говорит! Он так матерится!» Продавец: «Да! Но зато он не курит и не пьёт!»
      Жанночку и Диму снова разбирает смех.
      — Вот такого матерщинника тебе, Дима надо! — смеясь, говорит девушка.
      Мы поднимаем бокалы.
      — За знакомство! — предлагаю я.
      — За наши крепкие отношения! — добавляет Дима.
      Ребята выпивают. Я лишь пригубливаю. А потом пару чайных ложек из своего бокала выливаю себе в чашку с кофе. Жанночка смотрит на меня, наблюдая за моими манипуляциями, и спрашивает:
      — Юра, Дима говорит, что ты не пьёшь спиртное! Это действительно так?
      — Дима сказал правду. Я – как тот попугай!
      — Что, так сильно материшься?
      — Не без этого! Я ведь тоже от мира сего! Армия, казарма! Зато не курю и не пью! А это кое для кого – недостаток!
      — По-моему, это – достоинство! — говорит Жана. — Сколько женщин мучается с мужьями-алкоголиками!
      — Ну, а если серьёзно насчёт выпивки то, во-первых, хочется проверить себя на силу воли. Во-вторых, хочу подольше пролетать. А, в-третьих, медики утверждают, что спиртное притупляет сексуальные удовольствия. Вот я и хочу проконсультироваться у будущих светил медицины: это правда?
      — Наверное, это так! — задумчиво говорит Дима. — Я это замечал за собой: если переберёшь, то в сексе чувствуешь что-то смазанное. — И, улыбнувшись, добавляет: — А потом совершенно не помнишь, насколько приятно было! Поэтому я стараюсь тоже перед ночью любви не пить!
      Тут он обнимает Жанну за плечи, притягивает к себе. Девушка, быстро глянув на меня, пытается улизнуть от ласки, но Дима настойчив. И их губы сливаются в поцелуе. Я не знал, что мне делать: притянуть к себе и поцеловать следом за Димой Жанну? Но обезьянничать не хотелось.
      Мы пропустили ещё два тоста. Закусили бутербродами. Дима, затем обняв Жанну за плечи, чмокнув её в висок, и глянув на девушку и на меня, неожиданно произносит:
      — Я думаю, мы не должны ни в чём друг друга стесняться! Мы ведь знаем, зачем мы пришли из этого бесчувственного мира и встретились в этой комнате! — Дима помолчал, в голове формулируя следующую фразу. Затем продолжает: — Казалось бы, секс – это так просто: разделись, вошёл в женщину и далее известные всем и доступные каждому телодвижения. Короткая сцепка, оргазм, эякуляция. Вытащил член, оба помылись, оделись и разошлись в разные стороны, как в море корабли... Можно, конечно, и так. Но это пошло и примитивно! Примитив, после которого партнёры вряд ли захотят встретиться вновь. Не потому ли иные люди так непостоянны, разбрасывают свои вторые половинки направо и налево? А в поисках своего «идеала» меняют партнёров, как перчатки?
      — Такие отношения – удел плебеев! — тихо произнесла Жанночка.
      — Вот именно! Но можно сделать любовный акт вершиной блаженства, а, пусть даже единственный вечер, – встречей, о которой оба будут вспоминать всю жизнь! Однако для этого должны быть большая культура сексуальных отношений и умение раскрепоститься – в разговоре, в ласках, в чуткости к любовным порывам души партнёра, его запросам и фантазиям. Ведь и отдаваться тоже надо уметь! Так давайте же сегодня заниматься любовью!
      Жанна украдкой взглянула на меня. Мне надо было включаться в разговор. Она ждала изложения моих взглядов.
      — Безусловно, ребята, в интимных отношениях (да и не только; но здесь особенно), как нигде, основное – нежность, ласка, любовь и доверие, — медленно проговорил я. — Три первых – предмет отдельного разговора. А вера в партнёра, которому отдаёшься, вверяешь самого себя без остатка, от которого получишь сейчас небывалые ощущения – это, можно сказать, самое необходимое. Тут оба, мне кажется, должны чётко сознавать: что и как бы они ни делали, чтобы ни говорили один другому; чтобы не предлагали, как бы ни стонали и не выглядели до, во время и после секса – это тайна, и останется таковой только между ними! Отними это условие – и капля яда вкрадётся в час вашего свидания. Каждый будет думать, не как доставить партнёру наслаждение, а как он будет выглядеть со стороны и в своих собственных глазах; что и кому станет после этого известно… Я, например, отношений без взаимоуважения, дружбы, тепла не приемлю. Живем один раз, и хочется побольше хорошего…
      — Да, Юра, да! — живо подхватывает Дима… — И как это важно – не разминуться в пути, а именно встретить в жизни людей, которым безгранично доверяешь, и которые верят тебе! А уж если из них одна прямо мечтает отдаться парню или парням, и без оглядки делает это – лаская партнёров, ощущает всю себя в их объятиях. А другой или другие во сне и наяву видят, как их подруга тонет в нежности слов, млеет от их ласк и поцелуев, горит в их объятиях и корчится (да простится мне это выражение) от подаренных ей удовольствий. То, как бы потом трудно ни было, всегда себе в утешение можно сказать: да, жизнь прожита не зря! У меня это было, я это чувствовал, испытал; я жил! А главное – дарил эти ощущения своей избраннице. Такие встречи незабываемы, от таких партнёров не уходят (а если и уходят, то, чтобы с виноватым видом вернуться; потому как с другим это повторить не удаётся). Именно к таким отношениям в идеале тянутся все. И здесь, хочется вспомнить слова известного философа Игоря Кона: «Девушка может прожить всю жизнь, но так и не узнать, что чувствует женщина, когда её друг занимается с ней любовью с единственной целью – сделать её счастливой!..» Выше этого все слова исчезают!..
      Дима притягивает Жанну, кладёт её плечи и аккуратную головку себе на колени и они снова сливаются в лобызании. После нескольких затяжных поцелуев Дима просит:
      — Расстегни!
      Жанна расстегнула бюстгальтер и обхватывает руками шею Димы, обнажив небольшие стоячие грудки. Дмитрий отбрасывает ненужный предмет женской одежды и стал безумно ласкать их, целовать, сосать. Наслаждаясь этими великолепными сексуальными холмами, рука Димы соскальзывает в шортики девушки и начинает там блуждать. Потом расстёгивает штанишки и начинает их приспускать.
      — Юр, помоги! — просит он меня.
      Я двумя руками стягиваю шортики с бёдер Жанночки вместе с узкими трусиками. И девушка затеребила ножками на моих бёдрах, вытянув пальчики, пока я не освободил эти стройные ножки от одеяний. Невольно залюбовался обнажённой красотой Жанны: изящное тело молоденькой девушки, подтянутый животик, аккуратный треугольничек волос венчает низ туловища, хорошо развитый лобок. Всё, что сейчас видел я, меня просто потрясало. У нас на коленях лежала девушка, совершенно голенькая, без нижнего белья, которую нам целую ночь предстояло иметь. В своей прирождённой и бесстыдной наготе она была прекрасна. Нет, больше чем просто прекрасна! Очевидность совершенства подтверждалась каждый раз, когда великолепное, пропорционально сложенное тело двигалось. А со мной творилось что-то непонятное. Будто вернулось время подростка, когда после первых своих оргазмов, доставленных самому себе, вдруг несдержанно сильно захотелось испытать всё с девушкой по-настоящему! С тех пор время от времени я испытывал сильное возбуждение. Вот и сейчас член стоял как титановый, стыд и застенчивость бежали от рвущего на куски желания касаться обнажённого тела этой молоденькой похотливой бесстыдницы. И я начал поглаживания. Не удержался, склоняюсь и целую эти стройные ножки – голени, коленки, бёдра, постепенно поднимаясь поцелуями всё выше и выше, вдыхая эти великолепные запахи обнажения. А пальцы левой руки разминают, поглаживают женские ступни. И вскоре под моими ласкающими поцелуями оказываются лобок и животик. Я ликовал – мои самые потаённые сексуальные фантазии медленно воплощались в действительность.
      — Как наша Жанночка? — спрашивает Дима уже в присутствии девушки.
      — Нет слов, Дима! Жанночка, ты – само совершенство! — проговорил я, восхищаясь на самом деле.
      Девушка поднимает голову с колен Дмитрия, затем садится, слегка прикрывая правой рукой грудь. Она была такая: одновременно застенчивая и бесстыдная. Я притягиваю её к себе и засасываю девичьи губки. Мой шаловливый язык начинает отыскивать девичий язычок. И тот с готовностью устремляется мне навстречу. Наш поцелуй был долгим и страстным.
      Дима улыбается, как театральный злодей, довольный началом. Он встаёт и поворачивается лицом к Жанне. Та, оторвавшись от меня, начинает расстёгивать Димины джинсы. Они приспускаются до колен. Жанна стащила с Димы до середины бёдер плавки, освободив довольно внушительную пружину члена.
      И тут я внутренне ахнул!
      Когда инструмент Дмитрия выпрямился во всем своем великолепии, его параметры внушили мне опасение: то, что находилось у него между ног, способно было потрясти любое воображение. Честное слово, даже не поверил своим глазам: неужели может быть такая здоровенная елда! Как говорится, ни в сказке сказать, ни пером описать! У Димы это было что-то невероятное – не менее двадцать два (если не больше) сантиметра в длину и около 6,5, а то и больше, сантиметров толщиной (по толщине этот гигант мог соперничать разве что с моей рукой в районе запястья!). Рельефная, тяжёлая головка, наполовину прикрытая кожицей крайней плоти и похожая на шапку хорошего гриба, а слегка пигментированный ствол был испещрён довольно крупными прожилками голубых вен. Правда, яички были непропорционально малы, по сравнению с этой роскошной мачтой.
      У меня под брюками сильно зашевелились мои скромные восемнадцать сантиметров женской радости, когда представил, как Димон будет засаживать сзади Жанне этот шест целиком! Наверняка головка вылезет в горле девушки, и тогда Жанночке придется кричать: «Осади чуток, паразитина, шею повернуть нельзя!..»
      Я вспомнил, как недавно Дима на мою поправку, что, мол, у члена «не голова, а головка», мне заметил: «У кого как…» Надо признаться, он был прав! В общем-то, я считал, мне грех на природу обижаться: мой дружок – больше среднестатистических (12-14 см) мужских размеров. Но тут было что-то невообразимое!
      А Жанна, между тем, стала ласкать Димино чудовище, прижимая его к щеке. Она оголила голову-головку монстра. Я наяву видел, как девичьи губы и язычок массируют этот огромный орган. Её мягкие губки скользили вверх-вниз по стволу так, что иногда член на четверть исчезал за ними. Совершив несколько таких прогулок, Жанночкины губы остановились вверху и стали забавляться пухлой, рельефной с венчиком головкой. Бойкий язычок, решив, что ему тоже хочется поиграть, принялся отбивать на ней быструю барабанную дробь, ударяя то с одной, то с другой стороны, то кружась вокруг неё в занимательном хороводе. Да, хоровод был хорош, хотя Диминого пения я так и не услышал! А вот стоны и шумное дыхание было. И тут парень снова сунул свой рубиновый наконечник сладкого копья ей в рот. К моему удивлению, Жанночкина челюсть от этого не свихнулась и травматолог ей не понадобился! Ту часть ствола, которая не поместилась во рту, Жанна обхватила двумя кулачками, остальное начала неистово сосать.
      В воздухе почувствовался запах неудержимого секса. Начиналась оргия, которой, наверное, позавидовал бы сам Калигула.
      И тут я почувствовал, что всё это меня захватывает, возбуждает, и мне захотелось тоже участвовать в происходящем. От увиденного мой собственный корень жизни начал рваться из плавок наружу. Я ощутил, как меня начинает бить похотливая дрожь.
      — И что ты сидишь, как один из трёх тополей на Плющихе? — тихо проговорил Дима, обращаясь ко мне. — Раздевайся!
      — Я подумываю: а не лишний ли я здесь? — признался я.
      — Что-что? — покосился на меня Дима.
      Жанна, не вынимая Диминой игрушки изо рта, тоже удивлённо скосила в мою сторону свои зелёные глаза.
      Мне пришлось пояснить:
      — Что такое мой скромняга – 18 на 5,5 сантиметра, по сравнению с твоим крупнокалиберным шлагбаумом?!
      Дима наслаждался моим изумлением и своим превосходством. Улыбнулся:
      — А, ты в этом смысле! Больше нас так не пугай! Кстати, доказано: для женщин геометрические размеры мужского полового члена не имеют никакого значения! Правда, Жанночка?
      — Эта сказочка – для мужчин с миниатюрными пенисами,— только и вымолвил я. — Так что, не морочь мне головку!
      — Не головку, а голову…
      — У кого как! — пожал я плечами, и, вздохнув, встал и начал разоблачаться.

 
 Incredibile dictu¹
 
      <•> Приходит женщина к сексопатологу.
      — Доктор, когда муж занимается со мной любовью, у меня в правом боку колет!
      Врач осмотрел её.
      — Вы в порядке! Позовите вашего мужа!
      Входит муж. По требованию врача раздевается.
      Врач (удивлённо):
      — Е*ит твою!.. Да тебе с таким только лошадям вставлять!
      Муж:
      — Пробовал – дохнут! А у жены только в правом боку колет!
Из анекдотов
<•><><•>
      <•> Любовь – это самый проверенный способ преодолеть чувство стыда.
Зигмунд ФРЕЙД
<•><><•>
      <•> — И сия пучина поглотила её в один момент. В общем, все умерли.
Из худ. к/ф-ма «Формула любви»
<•><><•>
      <•> Кто знает женщин, жалеет мужчин. Но тот, кто знает мужчин, готов извинить женщин.
Альбер ТУРНЬЕ
<•><><•>
      <•> — Верьте сказке, а не сказочнику.
Из америк. худ. сериала «Секретные материалы»
<•><><•>
     <•> Любовь – не жалобный стон далекой скрипки, а торжествующий скрип кроватных пружин. 
Сидни ПЕРЛМЕН
<•><><•>
      <•> Пошёл Вовочка с папой в зоопарк. У вольера со слоном остановились. А тут у слона началась спонтанная эрекция.
      Вовочка спрашивает:
      — Папа, а что это у слона?
      — Это чёрти что, сынок!
      Через некоторое время Вовочка снова пошёл в зоопарк, но уже с мамой. И снова у слона эрекция.
      — Мама, смотри, а вон у того слона чёрти что торчит.
      — Кто это тебе сказал?
      — Папа!
      Мама вздохнула:
      — Это у папы чёрти что, а у слона то, что надо!
Из анекдотов
<•><><•>
      <•> Любовь – это всё! И это всё, что мы знаем о ней.
Эмили ДИКИНСОН
<•><><•>
      <•> — Союз красоты и отзывчивости неотразим.
 
Из англ. худ. сериала «Мисс Марпл. Указующий перст»
<•><><•>
      <•> Любовь – это игра в карты, в которой блефуют оба: один, чтобы выиграть, другой, чтобы не проиграть.
Анри РЕНЬЕ
<•><><•>
      <•> Отец с Вовочкой пришли в баню. Вдруг сынишка поскальзывается и, падая, успевает ухватиться за папкин половой член. Не упал, устоял.
      Папа рассуждает вслух:
      — Ну вот, а пошёл бы с мамой –  убилось бы дитё!
Из анекдотов
<•><><•>
      <•> Любить – значит перестать сравнивать.
Бернар ГРАССЕ
<•><><•>
      <•> Истинная любовь похожа на привидение: все о ней говорят, но мало кто её видел.
Франсуа де ЛАРОШФУКО
<•><><•>
      <•> С любовью случилось то же, что с привидениями: с тех пор как в них перестали верить, они уже никому не показываются.
Магдалена САМОЗВАНЕЦ
06.jpg
      Подхожу к стулу и снимаю брюки. Аккуратно разгладив их, вешаю на спинку стула с кителем.
      — Иди сюда! — позвал Дима, когда я оказался в одних плавках, в которых уже не помещался собственный змей-искуситель.
      Я поворачиваюсь и подхожу.
      Строгим командным голосом Дима приказал Жанночке бросить его питона и ласкать меня. Прелестное дитя мгновенно повиновалось, протянуло ко мне руки, нащупало плавки, стянуло их вниз. И её взору открывается мой отвердевший, пышущий жаром «боец невидимого фронта».
      Чувствую, я слегка зарделся. Глубоко вздыхаю и позволяю нашей партнёрше оглядеть гордо торчащее моё мужское достоинство.
      — А что! Совсем, совсем даже неплохо! — проговорила она, и, откровенно говоря, меня это успокоило.
      Невозможно было скрыть, как возбудился и без того стоявший отёсанным колом мой чертёнок, когда Жанна без малейшего стеснения рассматривала его – он просто рвался из своей кожи, вены на нём вздулись, а головка сама стала освобождаться из крайней плоти. Происходило то, что называется «залупился». Девушка взяла в кулачок моего замороженного в стойке и подрагивающего красавца. Орудие затрепетало, когда Жанночка крепко обхватила его рукой и начала медленно мастурбировать, сдвигая кожицу от кончика до самого основания члена. От одних только таких прикосновений можно было мощно эякулировать. На плоти была видна каждая жилка, каждый изгиб, каждая складочка. И всё это было моим желанием, похотью, последним вздохом. На конце выступила алмазная капелька сока предстательной железы, которую наш малыш тут же слизала своим язычком. Потом, обхватив нежными ручками этого доброго молодца, прелестница с жадностью заглотнула его.
      Во рту у Жанночки было восхитительно тепло, нежный язычок с бешеной скоростью метался в районе уздечки. У меня в глазах от наслаждения появились звездочки, а от этих ощущений вырывается мой стон. Если до этого момента у меня и оставалось какое-то ма-а-аленькое желание сказать слово-другое, то теперь исчезло и оно! Мне хотелось просто стоять и наслаждаться. Судя по тому, что последовало затем, это была лишь «пристрелка». Жанна вошла во вкус и как изголодавшийся щенок лизала, сосала, заглатывала ствол настолько глубоко, что головка запирала дыхательное горло, и у неё начинались спазмы. К тому же, с членом во рту Жанночка была удивительно красивой!
      Я гладил её шелковистые волосы, ушки. А когда она слегка откидывалась назад, передо мной вздрагивала небольшая девичья грудь с крупными тёмными пятаками вокруг девичьих сосков, к которым хотелось прильнуть губами и сосать. Дразнящей рукой дотронулся до небольших тёплых полушарий. А Жанна продолжала свои оральные ласки. Сосала она умело. И с моей штуковиной она обращалась подчёркнуто ласково.
      Чувствую приближение разрядки и освобождаю своего дружка из плена девичьих губ. Воспользовавшись этим, Дима, который всё это наблюдал и поглаживал девушку по спине, поднял Жанну за подмышки, поворачивает её к нам спиной со словами:
      — Избушка, избушка, повернись к переду задом!
      Жанночка и я коротко хохотнули. А Димон похлопал девушку по попе, наклонил и ставит её на тахту рачком. Я залюбовался красивой девичьей попкой. Дима разводит ей ноги, снова поводил рукой по половинкам, по внутренней стороне девичьих бёдер. Потом, хлопнув меня по ягодицам, подталкивает к Жанне: давай, мол!
      Я тяжело вздыхаю и тихо молвлю:
      — Если Фортуна повернута к тебе задом – это судьба!
      — Что-что? — засмеялся Дима. И тут же восхитился: — Молодец!
      Сдерживая стук бешено колотящегося сердца, казалось, перекрывающего своим биением мелодию магнитофона, освобождаю себя от плавок и на коленях пристраиваюсь к женскому торцу между распахнутых для меня икр. Поводил головкой по булочкам и половым губкам, беру девушку за талию и одним движением рывком глубоко всадил в пещерку все свои восемнадцать сантиметров крепкого, как сталь, копья. В ответ услыхал лишь удовлетворяющий стон. Жанна прогнулась, так что я проник ещё глубже. А Дима, сняв полностью свои джинсы вместе с плавками и бросив их на стул, предусмотрительно выходит из комнаты.
      Я оценил его такт. И начинается наша скачка. Канал любви был тесным, как ножны, но мой красноголовый удав скользил там легко. Вглубь, вглубь, вытесняя, как поршнем, обильные соки этого природного горячего колодца. Имел Жанну долгими размеренными движениями. Дальше, дальше, как электровоз на разгоне, как ястреб в пике, как душа в порыве. Просунув руки снизу, повожу по затвердевшим соскам груди, плечам, напряжённому животику. Хлопнул ладошкой по попочке. Через минуту-другую девушка забилась в конвульсиях удовольствия, что для меня было хорошим знаком – Жанна действительно завелась с полуоборота.
      Тут боковым зрением фиксирую появление Димы в комнате. Когда он подошёл ближе, замечаю, как его глаза возбуждённо блестели от увиденного нашего сношения. Димина рука непроизвольно потянулась к своему почти вертикально стоящему гиганту и стала его слегка мастурбировать. От необычности происходящего я почувствовал, как горячий поток растекается по всему моему телу, словно лава в преддверии извержения вулкана. Это были безумные минуты. С лёгким стоном разразился оргазмом, который перекрыл всё испытанное мной до сих пор. Взрывная сила наслаждения – такая неистовая и неудержимая, что поразила даже меня самого! – прервала мои божественные ласки девичьего тела. Глаза автоматически прикрылись. Я просто улетел в поднебесье! Ощущения были неописуемо продолжительными и необыкновенно острыми.
      Остановился, переводя дыхание. Освобождаю Жанночку от нашей сцепки.
      Девушка, тяжело дыша, хотела развернуться, но Дима не дал:
      — Стой спокойно, Фортуна! Всю свою жизнь я стремился в место, из которого родился! — проговорил он, и занимает моё положение.
      Пристраивается головкой к влажной от моих соков половой щелке. Добавляет:
      — Добро пожаловать в органы, малыш!
      От этого Диминого добавления я снова забился в довольном смехе. А он тут же, без промедления, рывком натягивает девичью киску на свою топ-мачту. И принимается её размеренно пахать.
      Признаюсь, в душ? я очень побаивался, как бы эта Димина штуковина не повредила что-нибудь внутри нашей любовницы. Но Жанночка лишь прикрыла глаза и закусила свою нижнюю губку.
      Я перехожу в кресло и не без интереса начинаю наблюдать, как микеланджеловский Давид глубоко «пашет» нашу самочку. До этого мне не приходилось видеть половое сношение пары со стороны. (Разве что, себя с Татьяной в зеркале!) И должен признаться, что ничего отталкивающего я в этом не находил! Напротив, меня это возбуждало. К тому же Дима и Жанна делали это красиво!
      Великолепный агрегат парня работал, как мощный поршень, врываясь в самую глубину пушистой пичужки. В ритме ударов стержня, которым Димон прочищал Жанночке дымоход, слышались их постанывания. Да девушка и сама старалась в такт наседать на Димин членище. Движения любовников стали убыстряться, и каждое проникновение сопровождалось звонким шлепком юношеского паха о девичьи ягодицы. Дима несколько раз украдкой посмотрел на меня – наблюдаю ли я за ними: по-видимому, ему это было нужно для остроты ощущений. И постепенно комната начала заполняться вздохами, стонами, оба заводились с каждой минутой всё сильнее и сильнее. Вскоре Жанночка тоже забилась в водопаде удовольствия под членом и руками моего приятеля. Она, закусив свою губу и взвизгнув, запрокинула голову назад. Реакция Димы последовала незамедлительно. Дотянувшись до её затылка рукой, парень резко опустил голову Жанны вниз, проговорив:
      — Подчинись мужчине, подчинись мужскому члену! Я в тебе!
      Жанночка лишь охнула от удовольствия!
      Димин бурный оргазм не заставил себя ждать. Но так, как он кончил, меня развеселило. Он стонал, извивался, крепко засаживал. А завершая, Дима громко закричал:
      — Мамочка! — и замедляя фрикции, с закрытыми глазами промычал: — Ммммм!.. Как хорошо!..
      Затем, медленно отпав от торца девушки, плюхнулся рядом. Жанна тут же рухнула на живот, выставив кверху свою филейную часть.
      Дима посидел с закрытыми глазами. Потом они у него приоткрылись. Мы встретились с ним взглядом.
       «Ну, как?» — спрашивали его взор.
      В ответ я улыбнулся и подмигнул:
       «Ты молодец! Всё хорошо!»
      Перевожу взгляд на Жанночку. Внимание притягивала завораживающе восхитительная девичья попка цвета спелого абрикоса с поджарыми, упругими, как у девушки-подростка, полусферами. Широко раздвинутые аппетитные ножки открывали взору анус и половые губки, обрамленные тёмной растительностью.
      Я выхожу в туалет побрызгать. Но сделать мне это удалось с трудом: неопадающая эрекция (для меня это было необычным: после бурной эякуляции – вдруг неутомимая стойка) препятствовала мочеиспусканию. Пришлось акробатически изгибаться!
       «Как гуттаперчевый мальчик!» — подумалось мне.
      Когда я вернулся в комнату, я увидел необычную картину: постель была разобрана, одеяло откинуто. Жанна лежала на спине на высоких подушках с широко разведенными ногами и подставила Диме свою мохнатку, чтобы он занялся с ней оральными ласками. Что Дима и вытворял! Надо сказать, парень действовал языком искусно и со знанием дела. Его язык вскарабкался по бёдрам, поблуждал по половым губам, вошёл внутрь, покружил вокруг клитора, спустился вниз к малым губам. Повторил это. Вновь поднялся к клитору, подвигал его из стороны в сторону, вверх-вниз. Потом втянул его между губ, энергично полизал, покружил ещё быстрее, начал теребить языком всё быстрее и быстрее. И я увидел, что наша девушка начинает от этих ласк просто сходить с ума.
      Замечаю, с каким усердием Дима старается над аппетитной розовой дырочкой! Он целовал большие губы, покусывал клитор, засовывал свой язык глубоко в пещерку, в которой, между прочим, были и мои соки. Это напоминало хороший крутой секс. Потом, охваченный страстью, мой друг, не сдерживаясь, вставил в пещерку, горячую и влажную, два пальца, а один – в анус.
      Вся квартира от простыни до самой маленькой пылинки, витавшей в воздухе, стала быстро пропитываться атмосферой порока.
      Подхожу с торца к ложе и начинаю поглаживания Жаны. Потом склоняюсь и начинаю покрывать поцелуями лицо девушки – её лоб, бровки, глаза, поглаживал груди, пальчиками теребил по-прежнему твёрдые сосочки. Потом мои губы легли на её уста. Мой язычок легко и игриво их раздвинул и, совершив ещё один круг, ринулся вперёд. В то же время зачарованно смотрел, как Дима лижет ей вставший клитерок и одновременно трахает пальцами. Девичьи бедра задергались, а стоны превратились почти в крик, который ворвался в мой рот. Я отпрянул. Девичьи ноги напряглись, Жанна вцепилась Диме в волосы и с силой прижала его голову к промежности…
      Потом она безвольно раскинулась на кровати, с трудом переводя дыхание.
      — Мальчики!.. — только и молвила она.
      Её розовый клитор стал ярко-красным. Странное дело, лицо девушки неуловимо и непостижимым образом прояснилось и даже озарилось отблеском какого-то торжества, но она быстро потупила смущённые глаза. Видно было, что Жанна кончила несколько раз подряд, но, сказав, что хочет ещё, не поднимая взора, попросила кого-нибудь из нас войти во влагалище членом.
      От виденного зрелища я снова чуть не взорвался. Мой ствол, после малой нужды уже начавший принимать походное положение, тотчас стал в боевую стойку и ещё больше задеревенел. Как я был счастлив и по-мужски горд собой, когда после непродолжительного перерыва почувствовал в себе желание любить ещё! Моё возбуждение оказалось настолько сильным, что почти уже ничего не соображал от бушующей страсти.
      Чувствуя, как во мне вновь закипают сперматозоиды, я отстранил Диму, забросил девичьи ноги себе на плечи и, склонившись к грудкам, открыл для себя свободный доступ к трепещущей мохнатке. Жанна доверчиво обхватила мою шею ногами, и я целиком загнал свой шампур в тело девушки. Титановый клинок легко скользнул в истекающую соком киску – Дима постарался хорошо. Девушка взмолилась, чтобы быстрее начал её иметь, причем требовала, чтобы делал это со всей силой. Сгорая от желания заполучить меня, Жанна рывком притянула к себе моё тело за ягодицы, и фаллос ещё больше проник в увлажнённую щель. Я, опираясь на прямые руки, «по-офицерски», выполнял мужскую работу усердно. И Жанночкины стоны наслаждения и любви вынудили меня перестать сдерживаться. Наша визави всё просила не останавливаться. Спустя пару минут она опять подошла к кульминации с лёгкими вскриками, крупной дрожью всем телом и метанием головы на подушке.
      А я с силой вставлял и вставлял себя в неё, любуясь обнажённой красотой, метавшейся под собой хлипкой и изящной фигурки Жанны с расширенными молящими глазами. Приближался оргазм, я это прекрасно понимал, поэтому старался всё ещё сдержаться, чтобы дать возможность Жанночке в самый кульминационный для неё момент испытать наслаждение и от моего семяизвержения. Моя визави взвизгнула и задёргалась подо мной со всей силой своей страсти.
      Это обстоятельство и сокращения влагалища ускорили и моё наслаждение, темп наших движений увеличился. Я тут же стал кончать остро, долго и продолжительно под шкурку девушки, тоже ничуть не сдерживая своих стонов сладострастия.
      Когда я прекратил фрикции и вынул сделавший своё дело прибор, Жанночка была в полубессознательном состоянии, а Дима хлопнул меня ладошкой по спине, призывая отдать ему нашу самочку.
      Освободившуюся от моей сцепки Жанну мой неутомимый друг, заведенный видом нашего полового акта, тут же легко поднимает на руки, переносит в кресло. От Диминых поцелуев Жанночка стала приходить в себя, повела глазами из стороны в сторону, пытаясь понять, где она оказалась. Димон, не тратя времени, сидя, насаживает Жанну на свой нескромный столбик. Она тут же оклемалась и буквально начала на нём скакать! Надо сказать, скачка у них продолжалась недолго! И снова Димин вскрик «Мамочка!» наполнил комнату концовкой мужского удовольствия.
      Как выяснилось, он всё время кончал с этим вскриком, вспоминая свою маму в уменьшительно-ласкательной форме. И, чтобы изменить алгоритм своего поведения при спуске, якобы, ничего поделать с собой не мог. Это нас, с Жанной приятно забавляло и веселило.
      Потом, передохнув, мы вдвоём с Димой нежно мыли нашу Жанну в ванной под душем. По очереди обмылись сами. И снова сели за стол. Мы уже не стеснялись друг дружку. Но за столом прикрыли свои гениталии, принесенными Димой полотенцами. Тело мило ощущало лёгкое, не спадающее возбуждение. Коньяк и крепкое кофе (у меня просто кофе с коньяком), вид наших молодых похотливых тел и половых сношений быстро восстанавливали наши силы.
      Дима, достав фотоаппарат со вспышкой, предложил сфотографироваться неглиже. («Для истории! Мы же не всегда будем такими молодыми!») Жанна не возражала. Я, разумеется, тоже был не против. Мне даже это было интересно! Мы снимались попарно и все вместе (с помощью автоспуска), причём, наши с Димой флагштоки недвусмысленно торчали. Жанну фотографировали и одну в самых невероятных позах. Чуть позже Дима фиксировал на плёнку мои занятия любовью с Жанной, а я – его. Должен сказать, что у Дмитрия были умение и навыки фотохудожника: он выбирал ракурсы со вкусом и те снимки, которые он сделал, получались даже красивыми, хотя и черно-белыми. Думаю, что любой западный порножурнал с удовольствием принял бы их к публикации.
      Затем Дима нашёл новое развлечение:
      — А теперь каждый из нас расскажет что-нибудь сексуальное. Какую-нибудь возбуждающую сексуальную историю! Кто начнёт?
      Мы с Жанной не успели отреагировать, переглянулись. И Дима для затравки решил начать первым:
      — Так выходит, что начинать придётся мне… — задумчиво проговорил он, откинувшись на подушки.
      — Старое армейское правило: кто предлагает, тот и выполняет! — улыбнулся я.
      — Вот-вот! Хотите, расскажу о своей первой девочке, которая подарила мне и моему школьному другу первые чудесные мгновения сексуальной близости?
      Мы хотели. И, по словам Димы, в туристическом лагере дело обстояло так.
      Дима увлекался баскетболом. И они, со своим приятелем, довольно симпатичным, хорошо сложенным парнем (им тогда было по 15 лет), периодически оставались одни на спортплощадке, играя в одно кольцо. За ними сначала время от времени, потом всё чаще наблюдала миловидная девчушка со стройными ногами и русыми волосами, их сверстница из соседнего отряда. Диме она откровенно нравилась и он, когда она за ними наблюдала, старался особенно изящно владеть мячом. Потом Женечка попросила ребят поучить бросать мяч в кольцо. Они выбрали время, когда на площадке, кроме них, никого не было, и стали её тренировать. Но у Жени точные броски никак не получались, и Диме пришлось несколько мячей бросить вместе с ней, держа при этом юную леди за обе руки и обнимая сзади. В эти мгновения Дима почувствовал, как его полувставший фаллос коснулся её рельефных ягодиц. Их объятие длилось недолго, но девчушка тоже, видимо, успела восхититься необычными ощущениями, а от приступа желания у Димы ноги стали ватными. Приятель Димы тоже был на видимом взводе – член недвусмысленно выпирал из спортивных трусов, под которыми не было плавок. Сперва он как-то пытался свою эрекцию прикрывать, а потом, видя, что у Дмитрия в шортах творится то же самое, перестал обращать на это внимание.
      Мальчики предложил сыграть в одно кольцо, и Женечка согласилась. Из игры, правда, ничего не получилось, но зато Дима и его товарищ сумели несколько раз прижаться к ней всем телом и полапать её. У «тренеров» члены уже откровенно не помещались в трусах и шортах, девочка тоже была странно возбуждена – спортивные трусики снизу увлажнились. В конце концов, они бросили мяч, и ушли «отдохнуть» в кустики, где ребята, неумело целуя, начали раздевать предмет своей страсти. А затем они поочерёдно отымели её на глазах друг у друга, т.е. лишил невинности и себя, и её... Девчонка тоже осталась довольной, хотя потом от смущения не могла поднять на них своих красивых глаз. Но в последующем при каждой встрече смотрела на нашего Диму как на господа бога, который сотворил её женщиной! А наш приятель тогда впервые почувствовал желание периодически участвовать в групповом сексе. Чтобы не только иметь, но и видеть со стороны, как имеют и наслаждаются!
      …Вроде как настала очередь рассказывать мне, но я совершенно не знал, что поведать моим новым друзьям! Начать рассказ о моей первой ночи с Таней было нельзя, т.к. надо было рассказывать всю предысторию (без этого многое было бы неясно). А в такой ситуации на длинный рассказ у слушателей терпения не хватает. Тут нужны краткие, но ёмкие новеллы.
      Пока я размышлял, на своё откровение решилась Жанна.
      (У меня есть сомнение в том, что сейчас получится хорошее изложение слышанного от нашей Жанночки, чтобы передать всю возбуждающую страсть этого признания. Но попробую!)
      Попивая чай, она начала свой рассказ:
      — Мне было пятнадцать лет, но сексуальное любопытство уже присутствовало во мне. Первым, кто познакомил меня с сексом, был мой двоюродный брат, который до этого всегда старался при случае полушутливо-полусерьезно пощупать меня и потискать за грудь, потрогать за попку. Он старше меня на два года и был очень привлекательным парнем. Даже красивым! Однажды, когда я у них с утра была в гостях, зашла к нему в комнату и увидела, что Сергей мастурбирует свой внушительный орган. Брат смутился, но член не спрятал, а спросил, не хочу ли пососать у него писюн. По-моему, Сергей со своей игрушкой был просто суперсексуален. Я облизнула губы, но отказалась.
      — Ну, тогда помоги мне рукой! — улыбнулся он.
      Я ничего не сказала и ушла. Однако виденное запомнилось. Не спала целую ночь. Я и ругала Сергея за ту сцену, и в то же время мне хотелось попробовать взять в руку и даже в рот его игрушку. Потому как подруга про это прожужжала все уши. Что я буду это делать в своей взрослой жизни, сомнений почему-то не возникало.
      Как-то на каникулах я позвонила ему и попросила брата заменить испорченный замок в ящике моего письменного стола. Он тут же приехал, посмотрел замок, взял инструменты. Потом, набравшись наглости, предложил мне в качестве платы за работу осуществить его заветную мечту и хотя бы помастурбировать его рукой. Я, конечно, стала ломаться, но видя, что я не прочь это сделать, он уговорил меня. С этого момента все мои просьбы выполнялись только за такую услугу. Как ни странно, но мои просьбы продолжали следовать всё чаще...
      Однажды Сергей возвратился из школы пораньше, заехал к нам и попросил разрешения помыться у нас в ванной, сказав, что у них дома нет горячей воды. Не стесняясь, разделся. В ванной не закрылся, а попросил меня потереть ему спину. После того как я выполнила просьбу, он уломал меня помыться вместе с ним. Медленно намыливая мне спину, он как бы случайно захватывал мои грудки, которые к тому времени имели уже хорошую форму. Я сначала вся сжалась, замерла, но потом расслабилась и стала тяжело дышать. Тогда Серёга, осмелев, стал, слегка соскальзывая с животика, касаться половых губок, что уже меня не смущало, а вызывало мелкую дрожь. Я тут же закатила глаза и стала постанывать, после чего моё тело забилось в мелкой судороге. Это был первый в моей жизни оргазм. И я заплакала в его объятиях то ли от смущения, то ли от радости.
      С тех пор мы, когда не было родителей, часто ласкали друг друга, научились возбуждать половые органы не только руками, но и губами, языком. Наши отношения, как в ласках, так и в жизни были очень нежными и душевными. Наши родители не могли нарадоваться, глядя на нас, не подозревая, что стоит за нашими отношениями. Да, была любовь не только братская, но и более высокая. И через некоторое время брат спросил меня, не хочу ли я попробовать всё «по-настоящему» с парнями, его школьными приятелями? Я не сказала «да», но и не стала возражать, а только кивнула, совершенно не представляя, как это будет. Сергей пообещал всё устроить.
      Жанночка помолчала, доливая себе чай в чашку. А потом, как и я, вылила пару ложек коньяка в горячий напиток.
      — Как-то родители в выходные уехали на дачу, и брат, узнав об этом по телефону, привел ко мне домой двух друзей со своей школы. Я глядела на них, как завороженная, чувствуя, что сейчас случится что-то невообразимое, что изменит мою жизнь. А ребята, посидев немного, не стали тратить времени зря, загнали меня в спальню и стали раздевать. Все парни были накаченными, стройными, красивыми. Но это не значит, что мне тут же захотелось с ними переспать. Всё было настолько стремительным, что я просто растерялась. Наверное, если бы этого не случилось, я бы снова не спала ночь и жалела о несвершённом… Однако они этого хотели. Я брыкалась (больше для вида) и ревела, но моими желаниями не интересовались, и никто меня не слушал. Мальчишки разделись. Я ещё сопротивлялась, и в то же время уже не могла отвести глаз от их хорошо развитых торчащих, подрагивающих от возбуждения членов, которым предстояло войти в меня, а они умирали от желания трахнуть меня. Говорят, что девушки испытывают отвращение от вида голого парня со стоящим органом. У меня этого почему-то не случилось. Сергей сказал, что будет первым, но один из парней, Андрей, напомнил, что кровосмешение имеет серьезные последствия. И хотя брат с ума сходил от желания поиметь меня, осторожность взяла верх, и ему пришлось развести мои ноги и держать их, пока Андрей не подмял меня под себя прямо на родительской постели. Мой вскрик от боли дал всем понять, что с моей невинностью покончено раз и навсегда!
      — Целочка была! — победно глянув на своих приятелей, произнёс Андрей.
      Он был очень красив, этот мой первый парень, улыбался и даже во время сношения начал целовать меня. Я позволила ему это сделать и чуть не сошла с ума, когда его язык проник в мой рот. Боль куда-то отступила на задний план. Я тут же бурно и продолжительно кончила! Ощущения просто потрясли меня! Вслед за мной со стоном кончил и Андрей. Потом лёг другой мальчик, Саша, и начал меня иметь. Я уже кончала беспрерывно, потеряла счёт своим оргазмам! От всего этого мой брат Сергей так возбудился, что решил всё-таки трахнуть меня. Но не во влагалище, а в попку. Парни насильно перевернули меня животом вниз, я была вся мокрая от юношеской спермы, и брату удалось войти в меня без проблем. Правда, мне сначала было очень больно, будто мне ломали вторую целку, я визжала как свинья, но постепенно и эта боль уменьшилась, и стало даже хорошо.
      Жанна отхлебнула немного чаю.
      — А с коньяком даже ничего! Юра, ты – гурман! — проговорила она.
      Потом она продолжила:
      — Конечно же, это был не тот случай, когда может понравиться вкус сношения в попу, особенно если совершаешь это с двоюродным братом. Но сейчас не жалею, что все так получилось. Родителям я, конечно, ничего не сказала, и они остаются в неведении до сих пор. Однако мысль о том случае до сих пор возбуждает меня, и теперь делает сексуальную жизнь более интересной. Потом парни, в отсутствие родителей, приходили ко мне не раз. Поначалу я сопротивлялась для вида (а их это, кстати, возбуждало!). А потом и это изображать перестала, разве что, когда они меня об этом просили. И скоро я начала ловить себя на мысли, что жду наших встреч!
      Жанна посмотрела на нас, взяла кусочек торта ложечкой и перенесла его в рот. Лично мне было интересен рассказ девушки, который был насыщен интимными подробностями. Диме, я смотрю, тоже.
      — Так я втянулась в интимную жизнь, — тихо продолжала Жанна. — Как-то, когда я уже училась на втором курсе мединститута, ко мне в гости пришли два приятеля-старшекурсника. Подруга Дина должна была быть со мной, но она почему-то опаздывала. Один из парней предложил бросить монетку, чтобы решить, кому остаться со мной, а кому уйти, поскольку Дины всё не было. (Она в тот день и не пришла, подруга называется!) Но другой сказал, что это лишнее, т.к. они оба смогут «иметь меня одновременно». Я не возражала попробовать и это. Приятели кинули монетку, чтобы решить, кому достанется моя традиционная щелочка, а кому – анус. После этого втроем забрались в кровать. Я лежала на боку, а их пальцы блуждали у меня по груди и между ног. Один целовал спереди, другой сзади. Парни ласкали мою грудь, живот, ягодицы. И я стала заводиться. Затем тот, что лежал спереди, ввел член во влагалище. Потом кивнул другому, чтобы тот не тянул и проник в анус. Это было нелегко, но, в конце концов, оба инструмента погрузились в меня по самые ваши не могу. И начали двигаться во мне. Через пару минут я уже не знала, какой член нравится больше. Это было сказочное наслаждение. Чувствовала, как оба ствола трутся друг о друга внутри меня, и вскоре заорала, что кончаю. В этот момент мне хотелось только одного – чтобы они трахали меня все сильнее и сильнее. Я едва не потеряла сознание, говорят, вопила, но не слышала себя. Затем почувствовала, что они кончили почти одновременно, и я тоже забилась в завершающей сладкой судороге. Дергалась как сумасшедшая, плакала, стонала, во мне все дрожало. Я наслаждалась каждой секундой, когда эти два самца были во мне. Это удивительнейшее состояние мне очень понравилось!..
fs409900_20.jpg
      …История была достаточно зажигательной. Рассказанное Жанной настолько возбудило нас с Димой, что мы тут же решили осуществить последнюю картинку наяву. К этому времени мой член уже рвался в «тёмный скит любви». Причём, я поймал себя на мысли, что мне всё равно, в какой!
      Спорить не стали. Дима выбрал коричневую розочку ануса, выдав очередной перл, что, мол, «любви все полости покорны!» Меня даже холодный пот прошиб за Жанну: получить в зад такую дубину было безумием! И Жанночка тут же запротестовала, сказав, что своим толстым Верлиокой он ей сзади всё разворотит («как слон в посудной лавке»)!
      — Даже и не мечтай об этом, если не хочешь, чтобы я отсюда прямиком отправилась к хирургу, чтобы тот меня зашивал там...
      — Не боись! — начал успокаивать её Дима. — Всё будет о’кей! Я умею его сжимать! — сказал Дима и подмигнул мне, так как я посмотрел на него очень удивлённо.
      Мне выбирать не приходилось. Легли набок. Не без труда Дима вошёл в смазанную кремом попу. Жанна сильно вскрикнула, как попавшая в капкан рысь, прогнулась и от этого сама наткнулась своей киской мне на кол. Мгновение, и я вхожу в неё полностью, но тут же замираю, наслаждаясь внутренним теплом её тела. Она шепчет, что инструмент сзади слишком большой, что она боится, но уже поздно, поздно... Выждав какое-то время, пока девушка привыкнет к Диминому органу в её анусе, мы начали фрикции. Несколько возвратно-поступательных движений, и мы уже целиком заполнили обе сладкие дырочки. Одновременно Дима ласкал грудь Жанны, а я поглаживал её бёдра и мял левую ягодичку. Целовать губки Жанны и её глаза досталось мне. Её теплое дыхание было прерывисто. Возможность творить обуяла нас, самцов, и наши руки доставили девушке не меньше наслаждения, чем члены. Мы трудились вдвоём над Жанночкиным телом изрядно. И, надо сказать, что сношение на боку – довольно утомительно. Я действительно ощущал движение Диминого члена через какую-то там перегородку. И это заводило здорово. Старался попасть с Димой в такт. Потом оказалось, что Дима тоже был этим озабочен.
      — Ох, мальчишки! — простонала Жанна. — Как же вы глубоко!.. Прямо до сердца достали!..
      На что мне тут же в голову пришла фраза из старого анекдота, который я слышал ещё подростком:
      — Жанночка! Сердце уже прошли! Держи шляпу! — и двинул себя вперёд до упора.
      Мои друзья этого анекдота не знали, и оба начали хохотать. Я тоже не удержался. Но, кроме того, у меня мелькнула мысль, что тогда, в своё пионерское детство, я и предположить не мог, что через несколько лет буду говорить слова из только что услышанного анекдота, по-настоящему занимаясь любовью втроём. И это меня завело ещё больше…
      Но вот одновременного оргазма у нас всё равно не вышло. Первой стала кончать Жанна, вцепившись своими тонкими пальчиками в мои ягодицы. От этого вторым тут же, закатив глаза, со стоном поплыл в вечность я…
      Когда удовольствие спало, я продолжал фрикции скорее на автопилоте. А потом мне стало интересно наблюдать приближение кульминации у Димы. Он потянулся губами к Жанночкиному ушку, и тут же дыхание его участилось, он прогнулся, увеличил темп движений, стал закидывать свою красивую голову назад, тоже закатил глаза и тут же в крик вспомнил свою драгоценную мамашу. Как будто её только здесь и не хватало!
      Затем лежали расслабленные и умиротворённые, изрядно уставшие и обильно покрытые выступившим потом. Простыни под нами были влажными и скомкались. Мне показалось, что мы втроём стали необыкновенно близкими друзьями! И это было правдой!
YFy34T4g1N.jpg
      Нарушил молчание Дима. С закрытыми глазами он заметил:
      — Фух! У меня такое чувство, будто поленницу дров сейчас напилил!..
      — Кстати, насчёт «дров»! Рассказать анекдот? — еле шевеля губами, предложил я. — Идёт международный конкурс: надо быстро поиметь девушку, красиво завязать на ботинках шнурки и написать короткое письмо. И сделать всё это на время, быстрее других пар! Выходят американцы, немцы, французы. Никто не укладывается в нормативы. На подиуме появляется русская пара. По сигналу он наклоняет партнёршу, входит в неё сзади. Она во время сношения дотягивается руками до его ботинок и красиво завязывает шнурки. Парень одновременно на спину девушке кладёт бумагу и набрасывает текст письма. Затем, продолжая половой акт, поворачивает голову в сторону изумлённого жюри и спрашивает: «Может, вам ещё дрова напилить, так вы мне в ж*пу пилу вставьте!»
      Мои партнёры хохотнули. К ним присоединился и я. Смеялись долго и заразительно, живо представляя себе картину из этого анекдота.
      Через пару минут Дима поинтересовался:
      — Малыш, а тебе сейчас было хорошо?
      — Я испытала два удовольствия, — помолчав, ответила та. — Одно – когда начался оргазм, второе – когда ты со своим чудовищем, наконец, покинул меня и оставил сзади мои внутренности в покое!
      Я засмеялся. Дима своим бархатистым смехом тоже. А Жанна продолжала:
      — У меня такое чувство, что ты, Митенька, порвал мне мою задницу на лоскутки! Ты же обещал, как-то там свой пенис сжать!
      Дима виновато пожал плечами:
      — Ну, обещал… Ну, не получилось!.. Ну, извини!
      Я просто затрясся от хохота. Ко мне присоединилась Жанна. А Дима продолжал оправдываться:
      — Ты же, Жанночка, такая красивая, как его сожмёшь перед такой красотой!?.
      — А я-то, набитая дура, поверила тебе! Тоже мне, врач, называется!
      Тут мы снова грохнули от смеха.
      Когда отвеселились, Дима обратился ко мне:
      — Вот, Юра! — нравоучительно заметил мой друг. — В этом недостаток больших по размеру фаллосов и преимущество мужских членов среднедамских размеров! Так что, завидовать мне по большому счёту нечего!
      Я улыбнулся:
      — После Жанночкиного «второго» удовольствия я и не завидую!
      — Ах ты, бесёнок! — Тут Дима открыл глаза, повернул голову в мою сторону и произнёс: — Раз так, то смею напомнить, чтобы ты не забыл: ты – наш должник, и мы ждём твою сексуальную историю!
      Я кивнул и тут же поинтересовался:
      — А после моей истории нам опять не захочется? И не замудохаем ли мы своей похотью нашу девушку?
      По очереди сходили в ванную, обмылись. Дима перестелил на тахте чистую простыню. После водных процедур мы снова собрались за столом. Дима опять напомнил о моём «долге» перед честной компанией.
      Я всё ещё абсолютно не знал, что рассказывать, чтобы моим приятелям было интересно, а ударить лицом в грязь не хотелось. Но, оказалось, я напрасно волновался.
      Начал рассказ о своём половом свидании с Ирочкой в ванной. Разумеется, из-за Димы я изменил имя подруги, с которой это всё у меня происходило, перенёс события этого года на 10 класс школы (дальше переносить было некуда), вечеринка, сказал, была у меня дома, а поимел девочку не в ванной, а на кухне. Зато не поскупился на подробности своих и её действий и наших ощущений, ибо всё помнилось, как будто это было не месяц назад, а только вчера.
      Рассказ моим слушателям понравился.
      — На кухне? — улыбалась Жанна. — Интересно! Надо будет как-нибудь попробовать!
      Мы с Димой рассмеялись.
      — Юра, — вдруг спрашивает Дмитрий. — Ты случайно дневник не вёл? У тебя хорошая память и хорошо получается описание процесса! Скажу откровенно: возбуждает! Ты эротические рассказы писать не пробовал?
      И я подивился этому умению Димы добираться до сути вещей. Я в нём не ошибся: парень был довольно неглуп!
      — Да и у вас с Жанной тоже вышло не плохо! — попытался увильнуть я от прямого ответа.
      — Ну, а всё-таки! Как насчёт дневника? — ну и дотошливый этот Димон!
      — Да баловался в школе, — отвечаю так, чтобы, с одной стороны, он от меня отвязался, а с другой – не подтверждая напрямую, что и сейчас заношу всё интересное в свою заветную тетрадку.
      Диме надоело через каждые 45 минут менять бобины на маге, и он его выключил.
      Налегли на картошку и оставшиеся бутерброды. И хозяину вечера пришлось нарезать их ещё. Мои друзья пропустили по паре тостов коньяка. Почаёвничали и покофейничали.
      С восхищением смотрел на Диму и Жанночку. И отметил для себя, что впервые за свою жизнь был в ситуации, где я и мои друзья были нагими не только телом, но и в словах, и в мыслях. Мы ведь отчаянно занимались любовью и чувствовали необыкновенное родство и облегчение оттого, что не надо ничего ни от кого здесь скрывать – ни эмоций, ни желаний, ни своих удовольствий.
      Передохнув, снова занялись нашими удовольствиями. Подошло время такого изыска, как оральный секс. Когда Дмитрий удалился (по нужде, что ли) я в расслабленном состоянии сидел в кресле. Жанна примостилась у меня на коленях. Занялся её грудью. Скажу честно: эта часть тела Жанны мне очень нравилась. Я щекотал сосочки языком, посасывал их, слегка покусывал. Другой рукой поглаживал красивую попочку, к которой тоже был неравнодушен.
      — Почему вам, мужикам, так нравится ласкать женские груди? — поинтересовалась Жанночка, поцеловав меня в глаза. — Ведь это, всего-навсего, молочные железы!
      — Может быть, потому, что вы их от нас скрываете? — предположил я.
      И снова начал играть языком и губами с её сосочками. Жанна начала прижимать моё лицо к груди и заводиться. Потом решительно произнесла:
      — Нет! Сделаем по-другому!
      Сползла у меня с колен, присела на корточки меж моих бёдер и начала делать язычком с моим фаготом то, что только что я пытался проделать с её сосочками. Мой ленивец проснулся в мгновение ока! Как приветливо Жанночка склонялась над ним, наблюдая такую реакцию, как победно смотрела в мои глаза! И мой инструмент был тут же обрамлён красивыми Жанниными губками и погружён в ненасытный девичий ротик.
      Когда Дима вернулся в комнату, я уже подходил к своему Северному сиянию! Ещё секунд тридцать и я залпом во множество мощных струй окропил Жаннины гланды своими живыми соками… Блаженная усталость...
      Дима решил повторить мои подвиги и садится на моё место, Жанночка – на колени, лицом к нему. А я, отдышавшись и оставив своих друзей одних, отправился на кухню ставить чайник (чтобы на столе стоял горячий).
      Но, уже выходя, успеваю обернуться на эту пару. Дима и Жанна целовались в засос. А когда вернулся оральный секс у них шёл вовсю.
      Что ещё для себя я открыл? Впервые видел, как девушка может занимать над нами позу наездницы, когда ты не сидишь в кресле или там, на стуле, а лежишь на спине. Оказывается, так кончать тоже совсем даже недурственно. Правда, в этом случае контроль над фрикциями принадлежит не тебе. И это, я считаю, минусом! Вроде как, имею не я, а имеют меня. Однако здесь тоже есть какая-то прелесть...
      Ну, и конечно, поимели нашу самочку в два смычка. Тут мы с Димой кончили бешено и одновременно: Дима – в распахнутый ротик, а я – в место, предназначенное природой. Это был очень приятный, неизвестный ранее опыт сношения втроём. А вот Жанночка, кажется, в этот раз сладенькое получила только раз. Поэтому Дима удовлетворил её ещё раз своим языком. Мне померещилось, что заниматься оральными ласками там, у Жанны, Диме тоже доставляло удовольствие, особенно после того, как туда кончит другой партнёр. Чуть позже в разговоре со мной он этого и не стал отрицать.
      А вот попробовать анальное сношение мне в тот вечер так и не удалось: после Диминого пахаря девушка к своей розочке ануса не подпускала уже ни меня, ни тем более его!
 
  Febris erotica²
 
      <•> Алтари любви обычно изготовляются из матрацев.
Веслав ТШАСКАЛЬСКИЙ
<<><•><>>
      <•> — Как в этой стране относятся к инцесту?
      — Вполне по-библейски! Но вы можете попытаться! Это делает жизнь интереснее!
 
Из америк. худ. к/ф-ма «Откинь гигантскую тень»
<<><•><>>
      <•> — Подрастёшь и поймёшь, что таких, как он, женщины любят всю жизнь! 
Из худ. к/ф-ма «Убийство на улице Данте»
<<><•><>>
     <•> Каждый мечтает получить такую любовь, которой он не заслуживает.
Лешек КУМОР
<<><•><>>
      <•> Не могу жить ни с тобой, ни без тебя.
МАРЦИАЛ
<<><•><>>
      <•> — Приходилось так делать? Отвечай!
      — Всё бывает в первый раз!
Из америк. худ. сериала «Андромеда»
<<><•><>>
      <•> Без тебя мне почти так же плохо, как с тобой.
Стивен БИШОП
<<><•><>>
      <•> В любви как в медицине: плохонький врач втрое любезнее.
Винцентий СТЫСЬ
<<><•><>>
      <•> — Ну и конечно, всем известен темперамент Марины – от восторженного отчаяния до отчаянного восторга, и все остановки между ними. 
Из англ. худ. сериала «Мисс Марпл. Зеркало треснуло»
<<><•><>>
      <•> Чтобы сохранить любовь, нужно что-то ещё, кроме любви.
Натаньел и Диверс БРАНДЕН
<<><•><>>
      <•> Любовь вечна, меняются только возлюбленные.
Мартин КЭРОЛ
<<><•><>>
      <•> — Враги красоты – враги господа.
Из англ. худ. сериала «Миссис Марпл. Убийство в доме викария»
<<><•><>>
      <•> Чтобы любовь была вечной, равнодушие должно быть взаимным.
Дон-АМИНАДО
<<><•><>>
      <•> Чтобы отдать себя целиком, нужно себя уничтожить.
Виолетта ЛЕДЮК
<<><•><>>
      <•> — Тебе не кажется, что вечер наполняется смыслом?
Из худ. к/ф-ма «На кого бог пошлёт»
 38220.jpg
      …Легли спать после двух. Волшебная ночь была в полном разгаре и наполнялась нашими ласками, вырванными стонами и, конечно, полученными оргазмами. Как это хорошо, когда каждое мгновение любви наводнено радостью, нежностью, счастьем! Жанночка позаботилась о том, чтобы целую ночь наши с Димой стержни находились в положении «шашки ввысь»! И Жанну поимели по очереди в классической позе «папа – мама» («бутерброд»). Потом отдыхали, тихо переговаривались.
      Надо заметить, наша Жанночка была хорошим собеседником и прекрасно умела целоваться. Дима уже заснул у стеночки, а мы с Жанной, целуясь, продолжали тихо говорить. В моих объятиях она рассказала, что профессия терапевта её интересовала давно. Что терапевтами у неё были бабушка и мама. Интересовалась, когда я начну летать?
      Я говорил, что в моём роду военных не было и что с нетерпением жду полёты, так как о профессии лётчика-истребителя мечтал с раннего детства. (О том, что мне хотелось попробовать себя и в разведке, я, разумеется, умолчал.) И снова я отыскивал её горячие губки. Я даже находил себе удовольствие в этом виде ласк. Да и позже было приятно – разбудить девушку поцелуями для нашего секса.
      Я заснул, обнимая стройное девичье тело, пока Дима не проснулся и не захотел её.
      Он начал со своих поцелуев всего Жанниного тельца, ласки её груди. Мой сон тоже отлетел в сторону, ибо чувствовал наплывающее изнутри желание. А потом Димон овладел ею сверху, на выпрямленных руках. И я подметил, как белооблачный точёный зад нашего микеланджеловского Давида с двумя отчетливыми ямками от напряжения мышц позади бедренных сочленений ритмично раскачивался во фрикциях, сладострастно замирая в крайних точках. Поразительное дело, но я видел всё происходящее гораздо яснее и отчетливее, чем это было до этого, и поймал себя на мысли, что теперь представляю, как античный Давид занимался любовью, когда жил на этой земле.
      Через несколько минут Дима довёл Жанну до самого озверелого оргазма, который я когда-либо лицезрел у женщин. Она кричала под ним как раненная пума, снова металась, вцепилась пальчиками его рельефные ягодицы, а потом неожиданно затихла, откинув голову в сторону, будто сломанная кукла. Казалось, она отлетела из этой ночи, не сознавая того, затопленная каскадами сладострастных спазмов, погрузившись в блаженное беспамятство, которые природа почему-то даровала только женщинам. Здесь и Митя, прогнувшись и замерев на мгновение с открытым ртом, резко и в то же время бережно вытащив огромный, влажный, задыхающийся в последних конвульсиях член, словно это был некое вынесенное из горящего храма общенациональное достояние, и, мастурбируя его рукой, зарычал и стал обильно кончать как из брандспойта на девичье тело, распластанное под ним. Первый выброс был так силен, что достал до Жанниного лица, а затем с каждой струйкой стал ослабевать, а капли опускались всё ниже, покрывая нашу самочку белёсыми линиями от ушек до пупка. Жанночка лежала в полумраке, как усыпанная сверкающими хрусталиками. И на подушки попало. Под финал, конечно, без Диминой мамы здесь тоже не обошлось!..
      Затем Жанна, очнувшись, ретировалась в ванную. А Дима лежал в безмятежном отдыхе, ожидая своей очереди на водные процедуры.
      Пока суд да дело, он предложил опять сменить постельное бельё. Мы поднялись, хозяин дома поменял наволочки и ещё одну простыню. Помогаю ему. Замечаю вслух, что день стирки ему обеспечен.
      — Плевать! Всё отдаю в прачечную! Видишь, мои метки с номерами по углам!
      И нам приятно было плюхнуться в постель на чистое накрахмаленное бельё.
      И тут я вдруг поймал себя на мысли, что на другом конце города несколько сотен молодых юношей, носящих курсантские звания, одиноко спят в холодных казарменных постелях, а я целую ночь участвую в такой красивой оргии втроём! И предвкушение непостижимого испытания чувств охватило меня, томительно сжало что-то внизу живота. Я снова жадно хотел! Поэтому, когда Жанна вернулась, я с какой-то остервенелостью занялся с ней любовью, чем очень удивил её. И поимел её сзади на четвереньках…
      А затем, ночью, если я просыпался от желания, то находил сонные девичьи губки, будил Жанночку своими ласками, она обвивала мою шею своими нежными ручками, мы начинали страстно целоваться. Условный рефлекс уже выработался – мой подъемный кран моментально поднимал свою стрелу. Я подминал девушку под себя и получал ещё один счастливый оргазм. Несколько раз сквозь тревожно-приятный сон я слышал обращения Димы к своей незабвенной мамаше. Два раза Жанна сама будила меня нежными поцелуями. И я просыпался для наших нежностей и очередной порции наслаждений…
      Ночь хотела быть длинней. А мне хотелось, чтобы эти наши удовольствия продолжалась вечно!..
      Причём, в сумме из нас троих самой неутомимой оказалась всё-таки Жанна! Потом Дима. (Надо признать, что его «мамочку» стены комнаты слышали чуть больше, чем мои пронзительные стоны!) Я занял лишь почётное третье место. Однако ни о каком соперничестве речь не шла. Вместе с тем, я до сих пор удивляюсь, как мы с Димой не натёрли всё внутри у нашей партнёрши: всё-таки толщина наших стержней была далеко не среднедамских (как выразился Дима) размеров!
      Забылись в приятном тревожном сне лишь к четырём часам. Лично я не помню, как заснул, но эта ночь отпечаталась в памяти резко, ярко как комета на ночном небе.
nude3.jpg
      …Утром около десяти я проснулся от того, что над моим членом в оральных ласках усердно трудилась наша девочка, а её рука радовала ласками мои ягодицы. И усталости, как ни бывало! Поглаживая волосы девушки, её шейку, я приятно прикрыл глаза, перевёл женскую ручку со своей задницы к себе на живот, лёг полностью на спину. Её пальчики тут же зарылись в шерсти моей груди, добираясь до сосков. Потом я слегка развёл ноги и даже в преддверии оргазма начал поддавать снизу. А моя левая рука, положенная на девичий затылок, помогала нашему коитусу.
      Не знаю, сколько до пробуждения играл на моём кларнете Жанночкин ротик, но кульминации я достиг быстро. Спуск, с вырванным из моей груди «А-а-а-а!», был пронзителен, как и вчера, необычайно продолжительным и таким, что улетаю за облака. Утренний оргазм был похож на шок, на прекрасный удар, сбивающий с ног.
      Навалилось странное и в то же время приятное опустошение. После такой бурной услады мне потребовалось, наверное, несколько минут, чтобы, лёжа, из состояния «почти без сил», прийти в себя.
      Оклемавшись, поцеловал Жанну в чувственные губы, пахнувшие ещё нашим сексом и, поощрительно похлопав девушку ладошкой по чудесной попке, тихо, чтобы не разбудить Диму, посапывавшего лицом к стене, я удалился в туалет, а затем в ванную.
      Настроение было превосходное.
      Стоя под сильными струями прохладненького душа, я себе под нос замурчал «Мурку»³:
 
— «Чья это фигурка,
Дымчатая шкурка,
Ждёт то снаружи, то внутри?
Это наша Мурка,
Кошечка-кошурка,
Жмётся к двери, просит: «Отвори!»
Видишь, в уголочке
Две блестящих точки
Светятся всю ночку напролёт.
Мурочке не спится,
Бродит, как тигрица,
От мышей квартиру стережёт...» 
 
      Уже вытираясь, услышал Димин вскрик, призывающий из далёкого Днепра свою мамочку разделить со своим сыночком наслаждение оргазма. И я понял, что мой друг получил свою порцию утренних удовольствий тоже.
      Ну, Жанночка, ну, рукодельница! Она знает, как доставлять удовольствие!
      Продолжаю вытираться, рассматривая себя в зеркале.
      «Вот она, жизнь взрослого парня! Какая это прелесть – секс! Как я жил без этого в детстве?!»
 
— «Утро засияло, –
Скок на одеяло!
И мурчит-мурлычет: «Мур-мур-мур!»
Целый день играет,
То клубки катает,
То грызёт у телефона шнур.
В марте в лунном свете,
Как грудные дети,
Плачут, надрываются коты.
Мурка – прыг на кресло,
В форточку пролезла.
И исчезла! Мурка, где же ты?..»
 
      Когда вернулся в комнату, наш Давид лежал с закрытыми глазами на животе, слегка подтянув под себя правое колено. Жанночка кинулась в ванную. Я успеваю заграбастать в свои объятия пробегающую мимо голенькую девушку, беру её лицо в свои руки и нахожу своим поцелуем её жаркие губки и глаза. Своими поцелуями мне хотелось отблагодарить девушку за сегодняшнюю сказочную ночь. Потом мои руки опускаются на красивые девичьи ягодички, мнут, ласкают их. После чего отпускаю Жанну. И она выбегает из комнаты.
      Распахиваю портьеры на окнах. За окном была настоящая зима! Было безветренно, и изумительно падал крупный пушистый снег. Затем, широко разбросав ноги, опускаюсь в кресло. В мошонке чувствовал приятную опустошённость. Мой лентяй, вытянувшись на правом бедре в полопавшем состоянии, отдыхал. Я тоже. Уложил его поудобнее и подмигнул ему – он славно поработал этой ночью. В ответ мой парниша понимающе шевельнулся.
      Закидываю голову (чуть не написал: «головку») на спинку кресла и счастливо прикрываю глаза.
      Эта ночь была похожа на сказку. Волшебную сексуальную сказку. И подумал о том, что только сегодня я понял, каким бывает животворящим настоящий секс.
       «Хорошо, что Дима настоял! Он умеет убеждать! — подумалось мне тут. — А я, дурак, сомневался в себе! Это попробовать в жизни тоже надобно! Сейчас бы уже жалел! Думал бы: а как оно бывает по-настоящему? Нет, сексом нельзя заниматься, он должен происходить!»
      Минут через десять Жанна, быстренько оделась, наскоро заглотив парочку конфет «Белочка», оставшихся после вчерашних чае- и кофепитий, запила его чашкой холодного чая и скоренько собралась.
      — Какая погода за окном! Настоящая зима! — только и вымолвила она. — Мы так всю ночь занимались друг другом, а на улице шёл такой снег!
      — А цветы? — напомнил я.
      — Ах, да-да-да! Спасибо тебе, Юрочка!
      Жанночка вытянула подаренные мной вчера гвоздички из вазы, встряхнула их от воды, завернула в газетку, прощебетала, что «этот вечер был самым фантастическим в её жизни» и, назвав нас «молодцами», она поцеловала меня и полусонного Диму («Ты что, уходишь?» — «Улетаю, улетаю!») и упорхнула.
      За прошедшие полусуток у нас втроём было всё! Но у меня не поворачивался язык назвать Жанну дрянным, грязным словом. Мы просто наслаждались молодостью, своим здоровьем, здоровым сексом и созерцанием красоты нашей обнажённой молодости. А почему бы и нет? И я за нашу встречу, между прочим, постоянно ловил себя на мысли, что оргазмы Жанночкины и Димины жду с таким же интересом, как и свои собственные! Нет-нет, Диме я был благодарен! Всё-таки страсть есть страсть! И, скажите на милость, почему должно считаться отвратительным то, что так приятно и со стороны так красиво?
      Прошедшее в эту неутомимую, бессонную ночь – это было лучшее, что произошло со мной со времени поступления в лётное училище! Ведь время бежит, а от жизни хочется получить больше неординарных радостей. Признаюсь, господа: я уважаю людей, которые, используя каждую возможность, делали свою жизнь такой, какой хотели. И Дима – один из этих эпикурейцев4!
      Да и любовные утехи втроем оказались потрясающими и неповторимыми! Дмитрий пробудил спящий во мне могучий юношеский потенциал. Показал, какими возможностями обладает моя хорошо разбуженная плоть и какое наслаждение в групповом сексе она может принести! И не только мне одному! Радует уже то, что приобрёл хороших друзей, не лишённых раскованного взгляда на жизнь.
      В общем, я почувствовал, что с этого дня стал я на голову выше, а мир – лучше и прекраснее!
      Хотел ли я попробовать секс втроём? Да я мечтал об этом с подросткового возраста!
      Пишу это всё теперь в своём дневнике, и будто снова всё переживаю по-новой! А член от воспоминаний неутомимой сталью поднялся в брюках, пульсирует и стоит, как кобра в боевой стойке, влажный весь от выступившей смазки! И это, кстати, здорово мешает работать!.. А, может, и помогает!..

     
<<•• [Я и сейчас, спустя много лет, иногда достаю свой дневник, эти наши фотографии. Перечитываю записи и рассматриваю фото. Вспоминаю тот вечер, печально улыбаюсь, качаю головой и думаю: боже, какими же мы были дураками! Но, знать, на том молодость и стоит: РУД5 вперёд до упора, включил форсаж, отпустил тормоза, ручку управления на себя и пусть истребитель летит ввысь, как стрела, только за скоростью следи, не потеряй её ниже эволютивной, чтобы на крыло не свалиться. А что на высоте, за облаками – там видно будет! Не пропадём! В молодые годы трудно поверить, что ты бессилен что-либо сделать, а пределы есть и у тебя. Да и не нужно, наверное, это молодости! Нет, не нужно!] ••>>
      Я глянул на Диму. Он лежал в своём обнажённом великолепии, как молодой бог во всей красе мужской силы и стати. В своей неге он походил на большого спокойного и умного льва, отдыхающего после вязки с самкой, глядя на которого так и хотелось с восхищением сказать: «Красивый кобель!»
0_33671100_1217608965.jpg
      Нахожу фотоаппарат и делаю пару снимков Димы во всю длину его львиного стана под разными ракурсами. Это ему за то, что он фотографировал меня, когда я пялил Жанну! Вот он, проявляя плёнку и печатая снимки, удивится!..
      — Юра, ты здесь? — спрашивает этот Адонис, не открывая глаз. — Это ты меня фотографируешь?
      — Нет, это не я! Это комбриг Валерий Павлович Чкалов делает аэрофотосъёмку твоего похотливого стрелкового корпуса!
      — Давай! Я не стеснительный! Мне даже интересно, каким я выгляжу со стороны. Повторюсь: ведь мы не всегда будем такими молодыми! Утречко добренькое, комбриг Валерий Палыч! — приоткрыв невыспавшиеся глаза, проговорил Дима.
      — Добренькое, добренькое! Юноша, посмотри, какую красоту, какое замечательное зимнее утро за окном мы про*бли!
      Дима перевернулся на спину, запрокинув голову, глянул за окно в перевёрнутом состоянии и потянулся: далеко за затылок – руками, как можно дальше от себя – пальцами ног. Но чудовищный троглодит моего напарника обмяк лишь чуть-чуть.
      — Цинус! Наши удовольствия погоде не мешают! А полноценный оргазм хорошо расслабляет! — широко улыбается он.
      — Ну что, старик, теперь-то твоя душенька довольна? Не пожалел, что связался со мной? — интересуюсь.
      Мне занятны были его оценки. И, если честно, ожидал от него психологические поглаживания. И я их, эти поглаживания, получил! Можно сказать, выпросил!
      Дима не был скуп на похвалы:
      — Что ты, Юрик! Я в тебе не ошибся! Ты был великолепным напарником! Мне интересно было наблюдать за тобой! Как ты открывал для себя этот вид удовольствия под названием «группенсекс»! А главное, ты не оказался брезгливым! Тебя не коробило, чем занимались мы и что с Жанной вытворял я! Ты был таким же неутомимым, как и я! И половые удовольствия тебе, я смотрю, нравятся не меньше, чем мне! Твои стоны и вскрики были мне по душе – значит, отрываешься по полной, наслаждения получаешь острые, а меня не стесняешься. И вид сношений со стороны тебя заводил так же!
      — А что, это может кому-то не нравится? По-моему, от оргазмов кайф ловят все!
      — Не скажи! Я же говорил: это строго индивидуально! Мы же сие проходим по сексологии. Не будем сейчас говорить про фригидность у женщин. Но, чтобы ты знал, есть категория мужиков, которые при половых актах получают смазанные ощущения! Им жена даст раз в месяц – хорошо! Не даст – ну, и чёрт с ней, обойдусь!
      — Да? — удивился я.
      — Да! Именно такие недотёпы, изображая из себя идеал нравственности, больше всего и в печати, и разговорах нападают на секс и на тех, кто его любит и без этого не может! Именно они всё сексуальное без разбора называют развратом! А эти мужики просто не знают, что такое хороший секс! Потому что не знают этих удовольствий, поверь! И импотенция у них наступает много раньше, чем у других! После чего они злостью на порно и на все виды секса ядовитой слюной исходят! Хотят, чтобы все были такими импотентами, как они!
      — Что ты говоришь?! Вот уж никогда бы не подумал, что есть такие мужики! — задумчиво проговорил я.
      — К счастью, мы с тобой не такие!
      — Действительно, к счастью!
      Мы помолчали.
      — Ты, Юрик, теперь останешься моим лучшим другом навсегда – тебе ведь так много обо мне известно! — у Димы мечтательная улыбка не сходит с лица, и я понял, что он шутит. Затем он становится серьёзным. — Знаешь, этой ночью я будто опять в раю побывал! Это как раз то, о чём грезил, чего уже давно не имел!
      По-видимому, от упоминаний о сексе у этого похотливого кролика Димы опять быстро начиналась сильная эрекция. Он, не стесняясь этого, оттянул свой неутомимый альпеншток, отпустил его и тот звонко хлопнул своего владельца по плоскому животу, а кончик головки коснулся места в аккурат сантиметрах в трёх за пупком!
      Говорю вам: размеры Диминого мужского достоинства вызывали уважение!
      Митя мечтательно протянул:
      — Эх! Крольчиху бы сейчас!
      — Как! — мои глаза широко раскрылись. — Ещё одну? Прямо сейчас?!
      — Да, неплохо бы, братец кролик!
      — Ты шутишь, буква «Д»!
      Однако и сам начинаю ощущать оживление собственного удавчика между ног.
      — Кстати, спасибо тебе! Знаешь, были некоторые сомнения, когда ты приехал ко мне в училище и пригласил к себе в гости на ночь любви…
      — Как писала Франсуаза Саган, «бывают моменты, когда человека надо принудить и, не входя в его переживания, действовать в своих собственных интересах, не считаясь с колебаниями партнёра, и, в конечном счёте, для его блага».
      — Хорошо сказано!
      — А тебе, буква «Ю»! Тебе группенсекс понравился? — ложась на бок и опирая голову на руку, он поворачивается ко мне.
      Я киваю. А он продолжает:
      — Вижу, вижу, что понравился! Приятно, знаешь ли, соблазнить правильного и воспитанного юношу! Это Жанна тебя так назвала! Окунуть такого в групповой порок! И видеть, как загораются его глаза сатанинским огнём! В этом есть что-то от дьявола!
      Я удивлённо смотрю на него.
      — Ну ты и шпанёнок! — повёл я головой. — Испортить такого парня! Как говаривал сэр Уинстон Черчилль, «я с трудом сдерживаюсь, чтобы не предаться нравоучениям!»
      Дима засмеялся:
      — Черчилль действительно так говорил?
      Высказывание знаменитого консерватора Димону понравилось.
      — Мой юный друг! Женщины – это хобби, которому не жалко посвятить жизнь! Поэтому век живи, век учись…
      — И через сто лет станешь дряхлым и мудрым, — киваю я.
      Перед тем, как начать одеваться, голышом подхожу к окошку и с интересом рассматриваю заснеженную улицу, пушинки снега, мягко падающие на тротуар, на прохожих, на машины. Меня захлёстывает чувство беззаботного, безоблачного счастья. И это чувство счастливой удовлетворённости и безмятежности хотелось немного продлить.
      Продолжаю напевать себе под нос:
 
— «Где ж ты, Мурка, бродишь?
Что ж ты не приходишь?
Иль наш дом тебе уже не мил?
Я ль с тобой не ладил?
Я ль тебя не гладил?
Я ль тебя сметаной не кормил?
...Чья это фигурка,
Дымчатая шкурка?
Чьи глаза из подпола блестят?
Там сидела Мурка,
Кошечка-кошурка.
Рядом с ней сидело семь котят…»

      А потом, не поворачиваясь, медленно говорю:
      — Слушай, искуситель! Я так и не понял, кто кого в эту ночь трахал: мы натягивали Жанну или Жанночка имела нас?..

d88865e412e0.jpg 
 Shocking!6
 
      <•> — Что тебе, резвый шалун, с могучим оружием делать?
      — Нашим плечам пристала подобная ноша.
ОВИДИЙ
<<><•><>>
      <•> Не полюбив, нельзя прийти к мысли, что любви не бывает.
Александр КУЛИЧ
<<><•><>>
      <•> Там, где господствует страсть, нет места для умеренности. И вообще в царстве наслаждений добродетели не существует.        
АРХИТ из Тарента
<<><•><>>
      <•> Сладострастие – занятие людей, ничем другим не занятых.
ДИОГЕН
<<><•><>>
      <•> Настоящая великая страсть встречается ныне довольно редко. Это привилегия людей, которым больше нечего делать.
Оскар УАЙЛЬД
<<><•><>>
      <•> — Я всегда жалел, что вы работаете не в моём аппарате. Я бы уже давно сделал вас своим заместителем.
      — Я бы не согласился.
      — Почему?
      — Вы ревнивы. Как любящая и преданная жена. Это самая страшная форма ревности. Так сказать, тираническая.
Из худ. сериала «Семнадцать мгновений весны»
<<><•><>>
      <•> Любовь – это эмоция, при помощи которой время от времени можно получать удовольствие.
Эдуард ФОРСТЕР, «Морис»
<<><•><>>
      <•> Обожаю простые удовольствия! Это прибежище сложных натур. Удовольствие – это единственное, ради чего стоит жить!
Оскар УАЙЛЬД
<<><•><>>
      <•> Любовь основана на заблуждении, будто одна женщина отличается от другой.
Генри МЕНКЕН
<<><•><>>
      <•> То, что полезно по своей природе и сущности, нельзя отвергать из-за какого-то зла, наличествующего в нём побочно.
Ибн-Рушд АВЕРРОЭС
<<><•><>>
      <•> В любви существуют лишь две вещи: тела и слова. 
Джойс Кэрол ОУТС
<<><•><>>
      <•> Наше счастье вовсе не состоит и не должно состоять в полном удовлетворении, при котором не оставалось бы больше ничего желать, что способствовало бы только отупению нашего ума. Вечное стремление к новым наслаждениям и новым совершенствам – это и есть счастье. 
Готфрид ЛЕЙБНИЦ
<<><•><>>
      <•> Самые счастливые моменты моей жизни связаны с теми, кто меня окружает. 
Жан-Поль БЕЛЬМОНДО
<<><•><>>
      <•> Тот, кто был счастлив в любви, не имеет о ней никакого понятия.
Жан АНУЙ
<<><•><>>
      <•> Нужно иметь что-то общее, чтобы понимать друг друга, и чем-то отличаться, чтобы любить друг друга.
Поль ЖЕРАЛЬДИ
<<><•><>>
      <•> Подумаешь, «шведская семья»! В России всегда соображали на троих! 
Народный фольклор
<<><•><>>
      <•> Я всегда говорил, что женщина должна быть как хороший фильм ужасов: чем больше места остается воображению, тем лучше.
Алфред ХИЧКОК
<<><•><>>
      <•> — Ну, не пил, не пил я!.. Хотя... повод есть! День взятия Бастилии впустую прошёл! 
Из худ. к/ф-ма «Любовь и голуби»
<<><•><>>
      <•> Мы добиваемся любви других, чтобы иметь лишний повод любить себя. 
Дени ДИДРО
<<><•><>>
      <•> — Красота может сделать грустных людей счастливыми, а плохих – хорошими. Красота может изменить Вселенную.
Из америк. худ. сериала «Андромеда»
pastarchives.jpg
      Напоминаем, что оценить представленный материал вы можете не только в комментариях, но и с помощью выставления оценки ЛУЧШИЙ-ХУДШИЙ  (по пятибальной шкале) и нажав клавишу РЕЙТИНГ вверху страницы. Для авторов и администрации сайта ваши оценки чрезвычайно важны!
_________________________
      1 Incredibile dictu (лат.) – невероятно (сказать); трудно поверить.
      2 Febris erotica (лат.) – любовная лихорадка. (Пародия на медицинский термин.)
      3 Стихи Валентина Берестова.
      4 Эпикуреец – здесь: человек выше всего ставящий личное удовольствие и чувственные наслаждения.
      5 РУД – рычаг управления двигателя.
      6 Shocking (англ.) – неприлично, скандально.
 

Добавить комментарий

Комментарий публикуется после одобрения его модераторами. Это необходимо для исключения оскорбительных для авторов комментариев.


Защитный код
Обновить


test
    © 2009-2017 гг.   Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов без согласия авторов и без ссылок на данный сайт ЗАПРЕЩАЕТСЯ и будет преследоваться по закону!

Создание сайта студия "Singular"

каркас для гамакагидролок