Печать
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 
ЗАРНИЦЫ ПАМЯТИ. ЗАПИСКИ КУРСАНТА ЛЁТНОГО УЧИЛИЩА
Автор: Юрий Фёдоров   
2_0.jpg
Эпизод \\\\[39й]////
ЧТО НЕТРУДНО ПОНЯТЬ (Часть вторая)


•>> П.И. Чайковский и другие: запретная слабость
•>> Дима
•>> «Боливар не выдержит двоих!..»
•>> Томные мгновения ночи и сладость пробуждения утра
•>> Что может заставить юных дев извиваться под вами анакондой
•>> Прикол


strawberry.jpg
3 марта 1972 г. (пятница)
(продолжение)
      Надо где-то внутренне оставаться в меньшинстве. 
Василий АКСЁНОВ

      — ...Возможно, и тот солдат погиб со своей лошадиной любовью, и его любимая кобыла…
      — Ну, вот! Видите! — как-то задумчиво проговорил Дима. Затем оживился: — Страсть ослепляет! А много на фронте, в боевой обстановке женщин найдётся? Ну, офицеры, крупные командиры ещё могут себе это позволить – телефонная связь, санчасть, финчасть, парашютоукладчицы в авиации, писари в штабе и всё такое прочее! А бойцы? Но ведь это молодые ребята! И им всем хочется! До умопомрачения! А физиологии совершенно наплевать: война или не война! Особенно когда знаешь, что можешь погибнуть в любую минуту и так никогда и не узнать, как это бывает. Мой отец тоже в кругу сослуживцев за рюмкой чая рассказывал, что перед крупным наступлением ночью в окопах творилось чёрти что. Многие молодые солдаты, думая, что завтра их могут убить, целыми ротами предаются греху однополой любви! Чтобы хоть почувствовать наслаждение от полового сношения! И я не думаю, что они все были гомосексуалистами!
      — Но ведь это же статья… За это могли и посадить! — говорю я, имея в виду знания, почерпнутые из Курса советского уголовного права.
      — И, бывало, арестовывали, и судили. Может, не сажали, но в штрафные роты, штрафбат отправляли! А там что, этого не было? Но чаще всего, говорил отец, офицеры закрывали на это глаза, не выносили сор из подразделений, а то и сами пользовались молодыми ребятами. Причём, вполне добровольно со стороны бойцов! Так вот, гомосексуализм в мире распространён гораздо шире, чем зоофилия! И, судя по тому, что известно из литературы, этому «греху» были привержены многие выдающиеся и легендарные личности, составляющие славу человечества! Орфей, Ганимед. Такие мыслители, как Сократ, Платон, Аристотель, Диоген, Эразм Роттердамский, Фрэнсис Бэкон, Мишель Монтень, Пётр Чаадаев. Такие полководцы, как Юлий Цезарь, Александр Македонский, Ричард Львиное Сердце, Фридрих Прусский – всё вдобавок монархи; герцог, маршал и принц Конде, принц Евгений Савойский. Такие свободолюбцы, как античные тираноубийцы Гармодий и Аристогитон (оба были любовниками), польский революционер Тадеуш Костюшко, композитор Пётр Ильич Чайковский, первый наш нарком иностранных дел Чичерин (этот очень любил высоких симпатичных матросов Балтийского флота из своей охраны), Александр Гумбольдт, именем которого назван университет в Берлине, наконец, национальный герой Англии, расшифровавший тайный код вермахта во время Второй мировой войны, изобретатель первого в мире компьютера Алан Тюринг. Он был уличён и арестован по обвинению в гомосексуальности, по суду насильственно подвергнут гормонотерапии, и покончил с собой в расцвете лет…
      Надо сказать, что всех, перечисленных Димой, я запомнить не смог! Называю лишь те имена, которые были у всех на слуху. Кое о ком я слышал впервые и не знал, кто это такие, потому и не записал. Но и к списку тех, кого запомнил, у меня возникли вопросы.
      Дима прервался, чтобы перевести дыхание, чем я и воспользовался:
      — Что ты такое говоришь? Орфей? По легенде он же отправился в царство мёртвых за своей женой и возлюбленной Эвридикой! Же-ной! Воз-люб-лен-ной! Какой же он гомосек?
      — Верно, Юра! И своим божественным голосом, своим пением поразил всё потустороннее начальство. Решено было удовлетворить просьбу Орфея и вернуть его умершую любимую в наш мир. Но при одном условии: до выхода из царства теней Орфей не имеет права оборачиваться. Те начальственные козлы на том свете, знали, что Орфей не выдержит! И он-таки не выдержал! Перед самым выходом обернулся! И потерял свою возлюбленную, на сей раз навсегда! Такова легенда. Но мало, кто знает её продолжение! После этого этот прекрасный юноша со столь чудным голосом и музыкальным слухом переключился на мальчиков и юношей!
      — Продолжения я не знал! Надеюсь, ты говоришь то, что тебе доподлинно известно! Ну, допустим! Но Сократ? Основатель диалектического материализма?!
      — Юра, этот похотливый мужик очень любил не только девушек, но и красивых юношей, хотя и женат был, и был безобразен лицом. И, между прочим, юноши отвечали ему взаимностью! Почитай «Пир» Платона! А Платон был не только его учеником, но и близким другом! Очень близким! Интимным! Кстати, великомудрые греческие законодатели одобряли распутство даже в Афинах, где для опьяненного развратом гражданина не был запрещён ни один из видов похоти. Этот самый Сократ с удовольствием предавался сим вожделениям. Юноша, от того, что Сократ предавался столь необычной страсти, диалектика ведь хуже не становится!
      Я перечисляю по памяти, названных Димой:
      — Мишель Монтень, Пётр Чаадаев, Александр Македонский – это для меня новость… И Евгений Савойский, военным гением которого восхищался сам Александр Васильевич Суворов – тоже?
      — Этот Евгений в своих пристрастиях исполнял исключительно пассивную (т.е. женскую) роль в сексе, отдаваясь всем, в том числе и своим подчинённым. Однако его военный гений как полководца был признан всеми – друзьями, подчинёнными, союзниками, и врагами! Поэтому Суворову было, чем восхищаться!
      — Чайковский? Пётр Ильич? Ты шутишь!
      — А ты не знал? Он любил юных мальчиков-подростков. Его любовь к своему 14-летнему племяннику была на слуху у всего Петербурга. А из-за любви к какому-то юному дворянину, родственнику царской семьи ему даже пришлось покончить с собой!
      — Но ведь он умер от холеры!
      — Это официальная версия. На самом деле он стоял перед альтернативой публичного разоблачения и позора...
      Я был обо всём этом, что называется, ни в зуб ногой!..
 
Curriculum vitae¹
 ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ 
••>> Пётр Ильич Чайковский <<••
<<•• [Запретная слабость] ••>>
 
Фельдшер – родственникам Дон Кихота:
   — Я же его спас для того, чтобы он жил, как все!..
   Дон Кихот (слабеющим голосом):
   — А вот этого я, как раз, и не умею!..
 
Из худ. к/ф-ма «Дон Кихот» по СЕРВАНТЕСУ

      ...В своё время русское сообщество действительно было потрясено смертью композитора Петра Ильича Чайковского (1840-1893 гг.). Не станем описывать всю биографию этого неординарного человека. Поговорим о том, о чём мне поведал Дима. Вот описанные в литературе факты из жизни великого композитора.
4ajk._1848.jpg
>> [Семья Чайковских, 1848 г. В этой семье мальчики стали гомосексуалистами:
Модест (стоит четвёртый слева) и Пётр (первый слева).] <<

 
      Уже в то время общественность не могла принимать человека с подобными воззрениями, который не мог с ними бороться даже в угоду свету. Хотя особым гонениям за сексуальную ориентацию представители интеллигенции не подвергались Гомосексуальность Петра Ильича Чайковского, которую разделял его младший брат Модест, была «семейной». Училище правоведения, в котором учился композитор, славилось подобными традициями, его воспитанники даже имели шуточный гимн о том, что секс с товарищами гораздо приятнее, чем с женщинами. Даже скандальный случай, когда один старшеклассник летом поймал в Павловском парке младшего соученика, затащил его с помощью товарища в грот и изнасиловал, не нашёл в Училище адекватной реакции. На добровольные сексуальные связи воспитанников тем более преподаватели и воспитатели смотрели сквозь пальцы. Близкий друг Чайковского поэт А.Н. Апухтин (1841-1893 гг.) всю жизнь отличался этой склонностью и нисколько её не стеснялся. В 1862 году они вместе с Чайковским оказались замешаны в гомосексуальный скандал в ресторане «Шотан» и были, по выражению Модеста Чайковского, «обесславлены на весь город под названием бугров». После этого композитор стал осторожнее.
      В отличие от Апухтина, Чайковский стеснялся своей гомосексуальности и вообще о его интимной жизни известно мало (об этом позаботились родственники и цензура). Испытывая постоянные мучения из-за своей гомосексуальности и поддавшись давлению общественных устоев, желая подавить свою «несчастную склонность» и связанные с нею слухи, П.И. Чайковский в 1877 году женится на одной из своих студенток, которая была от него просто без ума. Но его брак, как и предвидели друзья композитора, закончился катастрофой, после чего он уже не пытался иметь физическую близость с женщиной. Настойчивые сексуальные притязания жены в итоге привели его к первой попытке самоубийства. Развод. Второй брак через несколько лет тоже можно было назвать плачевным...
      У П.И. Чайковского последовательно были слугами братья Сафроновы – Михаил и Алексей. Оба делили с ним не только стол и кров, но и постель. В отъезде он писал им нежные письма, особенно младшему. Приведём одно из них за 1875 г.:
      «Милые мои Миша и Лёничка… Я сплю в той же комнате и очень тоскую, что со мной нет как в прошлом году моего Лёньки, об котором я постоянно думаю…»
      Этот «Лёничка», «Лёнька», Алёша Сафронов предано служил у Чайковского до самой его смерти, получил от него в наследство дом в Клину и стал основателем первого музея П.И. Чайковского. О любовной связи между Алексеем и его патроном там, разумеется, ничего не говорилось...
      В 1878 году в своём письме брату Модесту, который, кстати, тоже был гомосексуалистом, Пётр Ильич писал:
      «Только теперь, особенно после истории с женитьбой, я, наконец, начинаю понимать, что ничего нет безплоднее, как хотеть быть не тем, чем я есть по своей природе».
      Этим же годом датировано и письмо П.И. Чайковского своему другу композитору Н.Г. Рубинштейну:
       «Я знаю теперь по опыту, что значит переделывать себя и идти против своей натуры, какая бы она ни была».
      Приехав на отдых в дом своей сестры в Каменке на Украине, Чайковский и здесь не нашёл душевного покоя. Он безнадежно влюбился в своего четырнадцатилетнего племянника Володю (Боба) Давыдова с одержимостью, о которой не мог не писать в личных дневниках:
       «1 мая 1884 года. Сегодня играл дуэты с моим очаровательным несравненным идеалом Бобом, к его полному восторгу».
       «22 мая. Всё время, когда я не работаю или не прогуливаюсь (а во время прогулок мой мозг тоже работает), я начинаю тосковать по Бобу и чувствовать себя одиноким. Я даже страшусь того, как я его люблю».
       «31 мая. Всё время после обеда я неразлучно был рядом с моим прекрасным, несравненным Бобом; вначале он стоял, грациозно облокотившись на перила балкона, – такой обворожительный, томный и что-то щебетал о моих сочинениях».
       «3 июня. Странное дело. Я ужасно не хочу уезжать отсюда. Думаю, что всё это из-за Боба».
      Есть все основания полагать, что в дальнейшем отношения Боба с композитором всё же перешли грань чисто платонических...
      В периоды между эмоциональными кризисами, нервными срывами и тяжелыми запоями Чайковский, тем не менее, с неистовой энергией писал восхитительную музыку: шесть симфоний, концерт для виолончели с оркестром, три фортепианных концерта, оперы «Евгений Онегин» (1879), «Пиковая дама» (1890) и, конечно же, прославленные в веках балеты «Лебединое озеро» (1876), «Спящая красавица» (1889) и «Щелкунчик» (1892).
      В августе 1893 года П.И. Чайковский закончил свою последнюю работу – Симфонию № 6, В-минор («Патетическую») и посвятил её Бобу. 28 октября он сам дирижировал на первом её исполнении. Будучи убеждён в том, что эта симфония – шедевр, венчающий его творчество (и время показало, что он был прав), композитор был крайне расстроен холодной реакцией публики на премьере.
      Через шесть дней после этого, 2 ноября 1893 года, он внезапно скончался.
      В своём завещании Чайковский назвал Владимира Давыдова (Боба) своим единственным наследником²...
 dvd_010_1_.jpgdvd_020_1_.jpg
>> [Кадры из американск. худ. ф-ма «Чайковский».] <<
PNYdjggvvv.jpgdvd_038_1_.jpgdvd_037_1_.jpg dvd_034_1_.jpg
      Официальная версия, объявленная братом Чайковского Модестом, гласила, что композитор стал жертвой эпидемии холеры в Москве – он, якобы, неосмотрительно выпил стакан некипяченой воды. (Такого же мнения придерживается и известный учёный Игорь Кон.) Эта версия, однако, всегда порождала много вопросов, и уже сразу после смерти Чайковского по Москве и Петербургу поползли слухи, что он-таки покончил жизнь самоубийством. В последнее время на свет появился ряд свидетельств того, что Чайковский, скорее всего, всё же вынужден был отравиться, чтобы избежать назревающего скандала из-за своих сексуальных отношений с юным племянником герцога Штенбока-Фермора, о которых шептали в ту пору во всех знатных домах Петербурга. Кто-то что-то увидел и пошли пересуды. Беда состояла в том, что племянник герцога имел родственные связи с императорской семьёй. В России XIX века такой скандал означал для Чайковского лишение всех прав состояния, ссылку в Сибирь и несмываемый позор. Неудивительно, что Пётр Ильич предпочёл уйти из жизни добровольно. Игорь Кон полагает, что напротив, этот скандал с известным мальчиком из августейшей семьи, скорее всего, замяли бы. И считает, что, по его мнению, композитор всё-таки скончался от холеры. Однако современники вспоминают, что гроб с телом Чайковского при прощании стоял открытым, родственники и друзья целовали его в лоб, что, в случае со смертью от холеры такое было бы исключено начисто...
4ajk._1863.jpg4ajk._1874.jpg4ajk._1886.jpg
>> [П.И. Чайковский, великий русский композитор. Гомосексуалист. Всю свою жизнь терзался этим. Но ничего не мог поделать ни со своими желаниями, ни со своей страстью, ни со своей любовью к мальчикам... Пытался быть как все. Женился. Жена оказалась сексуальной женщиной, донимала его своим желанием близости. Требования жены довели композитора почти до самойбийства. Наверное, Пётр Ильич подписался бы под словами А.П. Чехова, который писал в своих письмах: «Я обещаю быть великолепным мужем. Подайте мне такую жену, которая бы как луна являлась бы на моём небе не каждый день». Узнав о смерти композитора император Александр III заметил: «Графов и князей в России много, а Чайковский один!..» Редкие фотографии композитора: 1> 1863 г. 2> 1874 г. 3> 1886 г.  4> 1888 г. 5> 1893 г.] <<
4ajk._1888.jpg4ajk._1893.jpg
      П.И. Чайковский был одним из величайших композиторов всех времен и народов, хотя и имел, как теперь говорят, «нетрадиционную сексуальную ориентацию». И это не мешало ему писать великолепную музыку, которой восхищаются и поныне. Однако сейчас мы уже знаем о том, что многие из великих композиторов были гомосексуалами: Арканджело Корелли, Люлли Беллини, Джордж Фредерик Гендель, Рихард Вагнер³, Френсис Пуленк, Морис Равель, Камиль Сен-Санс4, Бенджамен Бриттен5, Арон Коплэнд, Фредерик Шопен, Кол Портер, Франц Шуберт, а, возможно, Людвиг ван Бетховен6 и Густав Маллер7. Но именно Чайковский был композитором, чьи гомосексуальные пристрастия впервые стали широко известны.
      Впрочем, история знает не только композиторов, но и философов, мыслителей, властителей дум, прославленных военачальников и полководцев, писателей, учёных, политиков..., которые не только обвинялись в гомосексуализме, но и были на деле причастны к этому! После них ведь остались не только слухи, наветы да судебные протоколы. Остались дневники, письма и мемуары. Остались произведения искусства, поступки и деяния... Некоторых из них назвал Дима...
 jO4GxzFMqd.jpg
 Habeat sibi!8
 
      <•> — Любовь, не осмеливающаяся произнести своё имя... В наше время это есть столь же сильная привязанность старшего к младшему, как связы­вала она Давида и Ионафана. Это та любовь, которую Платон положил в ос­нову своей философии и которую можно найти в сонетах Микеланджело и Шекспира. Это глубокое, одухотво­ренное чувство, которое так же чисто, как и совершенно. Оно порождает и наполняет собой шедевры искусства, и мы опять-таки можем вспомнить Шекспира и Микеланджело...В нашем веке это чувство остаётся непонятым – настолько непонятым, что о нём можно говорить как о «любви, не сме­ющей произнести своё имя», и именно как жертва отношения к этой любви я сейчас и нахожусь в этом зале.Но эта любовь прекрасна, она возвышенна! Это самая прекрасная, самая благородная форма привязанности! В ней нет ничего противоестественного. Это духов­ное чувство! Оно наполняется интеллектом и раз за разом возникает между старшим и младшим, когда жизненный опыт и мудрость сливаются с радо­стью жизни, счастливыми надеждами и романтическим очарованием.Старший обладает умом, а младший – радостью, надеждой и блеском жизни, которая ждёт его впереди. Это чувство не от мира сего.Люди не по­нимают, что так и должно быть. Люди смеются над этим. А иногда ставят нас за это к позорному столбу...9
Оскар УАЙЛЬД
<<•><><•>>
      <•> — Когда я преобразую это чувство вины в свои [гомосексуальные] желания, я понимаю, что чувство вины исчезает и само желание становится частью моей жизни!
Из англ. док. ф-ма «Другие люди»
<<•><><•>>
      <•> О Сократе, например, пишут: от природы некрасивый, он должен был естественно любить красоту и добро.
Александр Ильянен, «И финн»
<<•><><•>>
      <•> — Гомосексуализм – это всего лишь часть проявления сексуальности, это часть проявления других чувств в тебе. И мы должны не то, что мириться с этим, а просто принять: это часть нашей жизни.  
Из англ. док. ф-ма «Другие люди»
<<•><><•>>
      <•> Постоянно и беспрерывно мы носим маску и мы всегда настороже, чтобы не выдать тайну, которая является нашей сущностью.
Дональд КОРИ, «Гомосексуалисты в Америке», Нью-Йорк, 1956 г.
<<•><><•>>
      <•> — Я думаю, что для меня было серьёзной проблемой – принять себя гомосексуалистом...
Из англ. док. ф-ма «Другие люди»
<<•><><•>>
      <•> Любовь начинается с эротической страсти взрослого мужчины к пре­красному юноше. Страсть мужчины к юноше является божественным по­мешательством. Находясь под её властью, мы отбрасываем наши матери­альные устремления, мы действуем щедро и великодушно, забыв про какой-либо расчёт. Но страсть эта должна выйти за рамки плотского влечения. Испытывая любовь к прекрасному юноше, мужчина преклоняется не столько перед его физической красотой, сколько перед той философской красотой, воплощением которой является этот юноша.
СОКРАТ
<<•><><•>>
      <•> — В раннем детстве я понял, что у меня есть какие-то наклонности, которые я не могу объяснить. Но потом я дал им название, я просто понял, что я – гомосексуалист. Это касается не только сексуальных наклонностей, это касается образа жизни.
Из англ. док. ф-ма «Другие люди»
<<•><><•>>
      <•> Большинство гомо чрезвычайно хитры, способны легко выкручиваться из затруднительных положений, импровизировать, думать быстро и реагировать в соответствии с данной ситуацией. Гомо становится актёром, играющим чужую жизнь, идеальные кандидаты для шпионажа и для театра.
Дональд КОРИ, «Гомосексуалисты в Америке», Нью-Йорк, 1956 г.
<<•><><•>>
      <•> — По большому счёту, это всегда интереснее, чем заигрывать с женщиной, потому что с ней сценарий всегда ясен, а с мужчиной это всегда по-другому, потому что напуган либо этот мужчина, либо напуган ты сам. И этот страх щекочет твои нервы, и он возбуждает тебя больше, чем что-либо. Именно он награждает тебя наслаждением, которое в конечном итоге не сравнится ни с чем!
Из англ. док. ф-ма «Другие люди»
<<•><><•>>
      <•> В целом можно сказать, что попытка превращения полностью сфор­мировавшегося гомосексуалиста в гетеросексуала скорее всего окажется не­удачной, за исключением тех случаев, когда человек ещё не имеет опыта сек­суальных отношений.
Зигмунд ФРЕЙД, «Психогенезис»
<<•><><•>>
      <•> — Однажды я пошёл на железнодорожную станцию, и дал себя снять взрослому парню. Мне было около 13 лет, я позволил ему снять себя как шлюху. Я понимал, что это опасно. Но эта опасность возбуждала меня ещё больше. Это был тот случай, когда я впервые испытал по-настоящему оргазм с мужчиной.
Из англ. док. ф-ма «Другие люди»
<<•><><•>>
      <•> Нормально, когда двое мужчин убивают друг друга на войне, но ненормально, если эти двое вдруг займутся любовью.
Витаутас ПЛИУРА, «Нежность в аду»
<<•><><•>>
      <•> Каждый третий человек, который встречается вам на улице – одни гомо только пассивные, другие только активные, но большинство гомо пересекают эту границу в обе стороны: сегодня он активный, а завтра пассивный.
Дональд КОРИ, «Гомосексуалисты в Америке», Нью-Йорк, 1956 г.
<<•><><•>>
      <•> — Многие люди понятия не имеют о любви. И я хочу сейчас им предложить: отодвиньте сегодня женщин в сторону! Почувствуйте себя настоящими любовниками!  
Из англ. док. ф-ма «Другие люди»
<<•><><•>>
      <•> Ну что ж! Дай бог побольше таких гомо, как Чайковский, и он вполне заслужил себе Царство Небесное!
Григорий КЛИМОВ, «Красная каббала»
<<><•><><•><>>

      ...Я не знал, как в этой ситуации «выйти из боя». Девчонки тоже слушали Диму, чуть ли не с раскрытыми ртами. Иногда, правда, они кивали, тем самым показывая, что факты, изложенные Димой, им тоже известны. А вот я слышал обо всём этом впервые.
      — Алёнушка, налей мне, пожалуйста, кофе! — попросил я, желая как-то отвлечь себя и моих собеседников.
      Не тут-то было! Кофе мне налили, а Дмитрий не унимался и продолжал наше «просвещёние»:
      — Гомосексуалом был и такой капиталист-мультимиллионер, как Фридрих-Альфред Крупп. Когда его разоблачили, он тоже покончил с собой. Этим отличались такие крупные общественные деятели, как основатель Олимпийских игр Пьер де Кубертен (который, кстати, даже категорически возражал против участия в Олимпиадах женщин), основатель Красного Креста Анри Дюнан, зачинатель движения бойскаутов (от них наши пионеры) лорд Френсис Баден-Пауэлл. Такие путешественники, как Джеймс Кук, Сесиль Роде (именем которого названа Родезия), Стэнли, Бартон и наш Пржевальский!
      — Пржевальский? Николай Михайлович? Знаменитый путешественник? Генерал-майор его превосходительства Генерального штаба России?
      — Да. Его именем ещё названа лошадь!
      — Лучше бы какой-нибудь пароход! — промямлил я.
      Видно было: Дима просто издевался над моей неосведомлённостью.
      — Подобную страсть испытывали такие знаменитые художники и скульпторы, как Леонардо да Винчи, Боттичелли, Микеланджело, а из русских – Константин Сомов, Александр Иванов, который всё рисовал обнажённых мальчиков, и Кузьма Петров-Водкин, написавший знаменитую картину «Купание красного коня» с обнажённым подростком на мерине – картина, вошедшая во многие школьные учебники.
ubouY76Qi6.jpg Petrov_Vodkin_01.jpg
>> [Картины К. Петрова-Водкина, публиковавшиеся во многих школьных учебниках.] <<
RMpas16OJm.jpg
      Я сидел, не в силах ничего произнести. Дима наслаждался своей начитанностью и властью надо мной.
      — Такие писатели, как Апулей, Овидий, Мигель де Сервантес. Да, тот самый, автор «Дон Кихота» — добавил он, видя мой удивлённый взгляд. 
      — Да ты что?!
      — ...Сирано де Бержерак – настоящий, а не литературный герой Ростана, Гюстав Флобер, Оскар Уайльд…
      — Уайльд? Это же мой любимый писатель! Не может быть!
      — Ха! Может! Английский суд за гомосексуальную связь с молодым лордом Альфредом Дугласом приговорил его к двум годам каторжных работ – тогда максимальному сроку по этой статье! И он отсидел весь срок, от звонка до звонка! А как тебе в качестве гомосексуалиста детский сказочник Ганс Христиан Андерсен? Тот самый Андерсен, написавший такие замечательные сказки, как «Гадкий утёнок», «Огниво», «Русалочка». В то же самое время, когда он сочинял детские сказки, Ганс Андерсен писал своему юному любовнику (Дима назвал имя, но я его не запомнил): «Женственность моей натуры и наша любовь останутся загадкой»10. А Жюль Верн! Писатель уже в пожилом возрасте водил интимную дружбу с юношами, среди которых был 16-летний Аристид Бриан, будущий премьер-министр Франции…
      — Так может, это была просто дружба? — пытаюсь вставить я.
      — Юрок, ин-тим-ную дружбу! Это установлено историками доподлинно! Сохранились письма Жюля Верна и письма его юных друзей!.. Томас Манн, Андре Жид, открыто признавший свою гомосексуальность в автобиографических произведениях, даже коммунист Луи Арагон и классик русской литературы Николай Гоголь…
      — Дима, погоди! Про Гоголя действительно… Ещё в школе нам рассказывали, что он в детстве играл все женские роли в домашнем театре, стоял перед зеркалом, оттягивая нос, чтобы больше походить на девушку…
      — А что тебе ещё нужно для полной убедительности? Неужели ты думаешь, что если мальчик предпочитает в театре играть женские роли, хочет в жизни походить на девицу, то в своих эротических фантазиях он будет представлять себя парнем? Так не бывает! Или ты поверишь мне только тогда, когда на спиритическом сеансе душа Гоголя тебе подтвердит всё сама? Тогда вот тебе информация, о которой тебе в школе не рассказывали! Перу Гоголя принадлежит малоизвестная новелла «Ночь на вилле» – незаконченная автобиографическая зарисовка, посвящённая любви Гоголя к двадцатитрёхлетнему графу Иосифу Виельгорскому, скончавшемуся у него на руках, кажется, от чахотки. Другая сильная интимная привязанность у писателя была к художнику Александру Иванову, тому самому, что любил рисовать голых мальчиков, и с этим Ивановым они долгое время жили вместе одной комнате в Риме!..
8YFsNwaSsv.jpg ZlZWvo4MJZ.jpg
>> [Картины академика живописи А. Иванова, ставшие классикой.
Больше всего художнику удавалось писать обнажённую мужскую натуру.] <<

tZsGJ2DO4a.jpgOEiQO_4HWF.jpg
      — Может, у них не было денег, и они снимали комнату пополам? — попытался вставить я.
      — Да брось ты их защищать, поверь, они в этом не нуждаются! А Тарас Шевченко, с которым, как со списанной торбой носятся украинские националисты! Между прочим, этот помер от запоя! 
      — И Тарас Шевченко – гомосексуалист? Невероятно! — я, разве что, от удивления в прострацию не попадаю.
      У меня даже в голове промелькнула мысль, что этот разговор спланирован Димой и девчонками, чтобы посмеяться над моей неосведомлённостью. Но, видя, с каким удивлением наши девушки тоже следят за Димиными рассуждениями, понимаю, что тут я ошибаюсь. Все эти Димины посылы – сплошная импровизация. Вот бы я со всеми этими фактами выступил перед нашими в аудитории... Да меня тут же упрятали бы в психушку! И не видать мне тогда голубого неба из кабины современного истребителя, как своих ушей без зеркала!
      — Вопрос может показаться неожиданным, но вполне закономерным, если ты и поклонники шевченковского творчества вспомнят известные стихи поэта конца 1847 начала 1849 года. Большинство из них написаны от имени женщины или девушки... Ты считаешь это случайностью?
      Дима приносит к столу томик шевченковской поэзии. Долго перелистывает странички. Потом зачитывает:

— «Як дівчата цілуються,
Як їх обнімають,
I що тоді їм діється,
Я й досі не знаю.
I не знатиму. Ой, мамо,
Страшно дівувати,
Увесь вік свій дивувати,
Ні з ким не кохатись...»

      ••>> [Поскольку нынешние оранжевые власти пещерного национализма Укр. требуют субтитрирования всех русскоязычных фильмов на свою мову, мы в ответ, уважая моих русскоязычных читателей, дадим стихотворение Т.Г. Шевченко в переводе на великий и могучий русский язык. Тем более, что дословно по-русски этот стих будет звучать более выразительно:

     — «Как девушки целуются,
     Как их обнимают,
     И что тогда с ними творится (то есть: что они чувствуют при этом),
     Я до сих пор не знаю.
                  И не узнаю. Ой, мама,
Страшно удивляться,
Всю жизнь свою предстоит удивляться,
Ни с кем из мужчин не любиться...» (то есть: не заниматься любовью)...] <<••

      Затем Дмитрий с шумом захлопывает книгу. И выжидающе, чуть растянув губы в улыбке, смотрит на меня. Я же, не в силах ничего сказать, решил промолчать. Дима подводит итог:
      — Разве эти и подобные стихи  у Шевченко – не плач по мужчине, по интимным отношениям с ним? Да и как художника Шевченко зачастую интересует обнажённая или полуобнажённая мужская натура. У него много рисунков и набросков полуодетых и голых казахских мальчиков, молодых парней, мужчин.
      В задумчивости я разрезаю яблоко и надкусываю половинку.
       — У Шевченко, кстати, по твоей теории, тоже «не было денег», чтобы снимать жильё одному, поэтому он тоже долгое время жил на 9й Линии Васильевского острова в Санкт-Петербурге со своим другом и любовником художником Василием Штернбергом. В повести «Художник» Тарас Григорьевич описывает, как он любуется красивым телом спящего друга... Шевченко было тогда 24 года, Штернбергу – 20ть. Красиво описывает! «Да разве можно, зная его, не любить Штернберга?», — восклицает будущий классик украинской поэзии в этой повести.  Можно себе только представить, какие ещё более красивые слова они говорили в интиме один другому! Водил интимную дружбу Тарас и с Григорием Честоховским!
      Димон хватает вторую половинку разрезанного мной плода, кусает его и, прожевав, продолжает экскурс, как ни в чём ни бывало:
      — Пойдём дальше! Лев Толстой…
      — Толстой? Лев Николаевич?! Ты сошёл с ума! Никогда не поверю! Да у него была жена и куча детей! — чуть ли не кричу я.
       Дмитрий и девчонки засмеялись.
      — Спокойнее, Юрик! — Дима изгибается, протягивает руку и из тумбочки достаёт пухлый блокнот. Быстро находит какую-то запись. — «Куча детей»... Ну и что? Одно другому не мешает! Вот что молодой Толстой писал в своём дневнике 29 ноября 1851 года:
      «…я никогда не любил женщину… но я довольно часто влюблялся в мужчин… Я влюбился в мужчину, ещё не зная, что такое педерастия. Например, Дьяков – я хотел задушить его поцелуями и плакать!..»
       (Я не поверил! Вернувшись из отпуска, в училищной библиотеке в полном собрании сочинений Л.Н. Толстого я отыскал запись за это число! Дима не соврал и здесь! Мать моя, казарма! Что делается в этом лучшем из миров! Я согласен был узнать, что мужеложством занимались Чаадаев, Чичерин и кто там ещё! Но Лев Толстой!? Ну, дед! Ну, окладистая борода! Ну, делаешь ты что-то по молодости! Но зачем же об этом в своём дневнике писать, бородатый паршивец, меня и таких, как я, в споре подставлять?!)
      — Такие деятели кино, как Жан Марэ…
      — Это который играет в «Графе Монте-Кристо», «Железной маске» и «Фантомасе»? Час от часу не легче! Да он – любимец женщин всей Франции и всего мира!
      — И одновременно с самой юности был и является любовником знаменитого французского режиссёра Жака Кокто, с которым они жили вместе! Действительно играет гениально! Но дамы Франции и всего мира простили своему любимцу и нестандартную сексориентацию, и увлечение мужчинами! А наш Эйзенштейн, чей фильм «Броненосец Потемкин» признан лучшим фильмом всех времен и народов! А Висконти! А Сергей Параджанов!..
      — Параджанов?
      — Да, мой юный друг! Тебе и его защитить не удастся! О его гомосексуальности известно всем! Так как этот кинодеятель за гомосексуальную связь был осуждён советским судом и провел пять лет в советском лагере!
      Я сижу просто потрясённый.
      — Юрик, а как ты относишься к Михаилу Юрьевичу Лермонтову?
      — Я очень люблю Лермонтова!.. — автоматически отвечаю, а сам витаю далеко, раздумывая об услышанном. И тут до меня доходит: — Что?! И Лермонтов тоже?!. Докажи!..
      — Легко! — Дима поднимается и с ехидной улыбочкой берёт с полки небольшой томик поэта в потёртой тёмно-синей обложке.
      Находит нужную страницу.
      — Это Лермонтовская «Ода к нужнику» из его «юнкерских поэм», в которой весьма смачно описываются гомосексуальные утехи юнкеров в туалете военной казармы. Юноша, читай очерченные строки вслух! — просит Димон.
      Девчонки склоняются вместе со мной над текстом. Мне ничего не остаётся, как зачитать во всеуслышание:

      — «Взошли... И в тишине раздался поцелуй,
Краснея, поднялся, как тигр, голодный, х*й,
Хватают за него нескромною рукою,
Прижав уста к устам, и слышно: «Будь со мною,
Я твой, о милый друг, прижмись ко мне сильней,
Я таю, я горю...» И пламенных речей
Не перечесть. Но вот, подняв подол рубашки,
Один из них открыл атласный зад и ляжки,
И в восхищеньи х*й, как страстный сибарит,
Над пухлой ж*пою надулся и дрожит.
Уж сблизились они... Ещё лишь миг единой...
Но занавес пора задвинуть над картиной...»

      Открываю самую первую страницу. На титульном листе значилось: «Русская классическая поэзия. Стихи для взрослых». Издано в Санкт-Петербурге в 1912 году.
       (И снова, именно это стихотворение я после отпуска отыскиваю в училищной библиотеке в собрании сочинений Лермонтова пятидесятых годов, т.е. уже в наше время!)
      Жанна берёт из моих рук книгу и перечитывает стихотворение. Потом задумчиво говорит:
      — М-да, подробности мужского свидания («хватание нескромною рукою» и т.п.) изложены здесь со знанием дела и, можно сказать, со смаком!
      — Ещё бы! — улыбается Дима. — Несведущий гетеросексуальный юноша обычно представляет это не так – больше уподобляя всё сношению с женщиной: утехи от соприкосновений с мужским телом «натуралу» ведь непонятны. Он их и не ожидает. Так что, дорогой наш лётчик, Лермонтов хорошо знал, как это происходит в туалете между юнкерами!
      — И отвращения в описании что-то не видно, скорее проступает обратное, — поддакивает Алёна, хитро глядя мне в глаза.
      И меня всё это (что остаюсь в меньшинстве и что мне нечего возразить) начинает раздражать.
      Но моего состояния никто не замечает.
      — А вот, кстати! — Дима встаёт с места и берёт с полки ещё один потрёпанный томик. — Эту книгу¹¹, изданную в Санкт-Петербурге в 1907 г. я совершенно случайно прикупил в букинистическом магазине на Квитко-Основяненко! Вот что здесь написано…
      Дима задумчиво садится опять за стол и перелистывает страницы.
      — Вот! Нашёл!
      Читает:
      — «Профессор Сорбонского университета Бал в одной из своих клинических лекций утверждает: “В древности педерастия считалась явлением вполне естественным, почти почётным. Несомненно, что гомосексуализм уживается с самым здоровым умом и самыми блестящими способностями. Мы видим, что Ганимед исполнял по отношению к Юпитеру такие обязанности, которые в настоящее время не были бы предметом восхваления...”» — Дмитрий отрывается от текста: — Как видно, даже греческие и римские боги предавались радостям однополой любви с юношами. А уж они-то, надо думать, понимали толк в чувственных наслаждениях!.. Профессор Бал продолжает: «В своём восхищении перед великими людьми, описанными у Плутарха, мы нередко забываем, что величайший по добродетели герой Греции Эраминанд, был пассивным возлюбленным у своих солдат, и, когда он пал на поле битвы при Матинее, два верных солдата, бывших его активными любовниками, от отчаяния пронзили свои тела мечами. Даже сам Александр Великий…» Тот самый, который Македонский, — поясняет Дима, — «…любил только мужчин, и даже до такой степени, что советникам было трудно заставить его принять меры предосторожности, необходимые для упрочения его славы. Люди моего поколения, утверждает далее автор, помнят ещё общество педерастов, процветавшее в Париже в последние годы Второй империи; в числе его были величайшие люди Франции. Было установлено несколько видов...», – так в тексте, — поднимает глаза наш чтец, — «…высших должностей, входивших в это общество, в том числе, между прочим, должность парижского архиепископа, заключавшего браки. Общество, долго существовавшее в тайне, вынуждено было прекратить своё существование под влиянием упорных расследований, предпринятых со стороны префектуры. Однако всё это только проявление порока...» — заключает Сорбонский профессор.
       (Потом я брал читать эти букинистические редкости у Димы. Прочёл и эротические стихи Лермонтова и Дюпуи залпом прямо в этот каникулярный отпуск. И, хотя я и не медик, вторая книга («о половых болезнях») читалась мной с интересом! Поначалу, правда, было тяжело, вчитываясь в эти буквы «ять», «еры», «ижицы». Но потом вчитался и даже не замечал необычности написания текста. Отсюда и точная цитата!)
      — М-да! «Проявление порока...» От Библии до общественного мнения, всё направлено против гомосексуалистов. Но почему это – «порок», если ему предавались умнейшие и талантливейшие, великие и могущественные?! Да и сами боги!! Неужели это плохо только потому, что наслаждения однополой любви отвергаются большинством? Но позвольте, большинством ли? По американской статистике, около 82% мужчин в своих эротических фантазиях представляли себя, занимающегося любовью, со своим другом. И 58% мужчин хоть раз в жизни, но совершали то, что называется гомосексуальным половым актом. Так кто же, по сути, является «сексуальным меньшинством»? И кто знает, что есть «норма»?
      — Ну, может, по американской статистике это и так! — мрачно говорю я. — Американцы – это совсем другой менталитет! А по нашей?
      — У нас такой статистики не ведётся! Если кто и заикнётся о необходимости такого опроса, на него, наверное, так посмотрят, что он тут же спрячется под лавку! Да и вряд ли цифры будут другими – люди везде одинаковы!
      — Зато у нас есть уголовная статья за мужеложство!
      — Это по которой сидел кинорежиссёр Параджанов? А почему её нет в странах Запада, в той же Америке? Почему там это уголовно не преследуется? Почему такая статья в уголовном кодексе есть только в ряде социалистических странах, да ещё была лишь в фашистской Германии? Чем гомосексуализм взрослых людей мешает стране? Почему нашему государству надо обязательно влезть к кому-то в постель?
      — Дима, пожалуйста, давай не будем касаться политики! — тихо попросил я. — Я всё-таки служу этому государству. Служу сознательно! И буду поддерживать эту политику, если надо будет, то и оружием! — это единственное, что я мог сказать!
      — Ладно, о политике говорить не будем! — охотно соглашается Дима. — У меня отец тоже офицер и коммунист до мозга костей. Хотя некоторые его воззрения я и не разделяю! Но, возвращаясь к нашей теме, следует сказать, что в средние века в Европе содомским грехом называлось не только половые сношения между мужчинами, но и элементарный онанизм, которым занимаются почти все юноши и подростки и который в настоящее время признан всеми, без исключения медиками и физиологами совершенно безвредным и даже полезным в подростковом возрасте, когда ещё половые сношения с девушками могут быть только в мечтах. И напротив, тот кто подростком не начинал мастурбировать, становятся ранними импотентами...
      — Ну, правильно: мышцы, участвующие в сексе почти атрофированы, эротические фантазии на нуле – откуда возьмётся высокая потенция? — добавляет без пяти минут врач Жанна.
      Да ведь об этом же говорил майор из лазарета!
      — Но продолжим о содомии! Скажу больше: раньше содомией называлось и наказывалось, вплоть до сожжения на костре, любые половые акты с женщиной вне влагалища: анальные или там когда женщина мастурбирует мужчину. Ну, чтобы и он получил удовольствие, и она не забеременела! И попробуй в средние века какое-нибудь лицо нееврейской национальности совершить половой акт с еврейкой или евреем – костёр им был обеспечен!
      — Как в фашистской Германии? Что ты говоришь! — только и удивляюсь я. Хотя мне казалось, что сегодня уже ничто меня удивить не сможет!
      — Я говорю то, что нам преподаётся в мединституте! — как мне показалось, с некоторым раздражением проговорил Дима.
      — Ничего себе! Это всё вам преподают в мединституте?
      — Как видим, время меняет воззрения людей, — не обращая внимания на мои восклицания, говорит Дмитрий. — И, как знать, что будет через 20-25 лет? Ведь меняются не столько вещи, сколько наш взгляд на них.
      — Дима, а…
      Он отреагировал на мой вопрос мгновенно, будто ждал его:
      — Нет, Юра! Можешь спать спокойно! Меня привлекают лишь сношения с девушками и женщинами! Я люблю женщин! И только их!
      — Но ты ведь «голубых» так горячо защищаешь!..
      — Не защищаю! Они в этом не нуждаются. Я пытаюсь понять!..
      Дима снова протягивает руку, берёт с полки томик Ги де Мопассана «Монт-Ориоль», листает книгу, затем удовлетворённо восклицает:
      — Вот!
      И зачитывает отчерченное место:
      — «Я просто любуюсь, я в восторге: хоть раз в жизни встретил такую юную девическую свежесть, настоящую, неподдельную свежесть, у наших светских барышень такой не бывает. Мне всегда приятно смотреть на прелестное женское личико, так же как вам – на какое-нибудь полотно Тенирса. Ах, хорошенькие девушки! К какому бы классу они ни принадлежали, где бы я их ни встретил, для меня всегда удовольствие смотреть на них. Это мои безделушки. Я не коллекционирую их, но любуюсь ими, любуюсь со страстным восторгом, как художник, – да, друг мой, как художник, убежденно и бескорыстно». Это граф Рауль-Оливье Гонтран де Равенель говорит Вильяму Андермату о дочерях виноградаря Ориоля. Я с ним согласен! Готов подписаться под каждым этим словом! Мне, Юрик, нужна, просто необходима Женщина! Её любовь и ласка! Я, в свою очередь, подарю ей острые наслаждения, свои утонченные чувства. И, если я не осуждаю мужеложство и гомосексуалистов, то это совсем не значит, что я – один из них! Напротив, по Фрейду латентными (т.е. скрытыми – авт.) гомосексуалистами являются как раз те, кто резко, грубо и воинственно их осуждает: им нужно постоянно доказывать себе и другим, что они ими не являются!
 dYQgz9lk3L.jpg
Enfant terrible!12
 ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ
••>> Дима <<••
(продолжение)
 
      Каждое чудо должно найти своё объяснение. Иначе оно просто невыносимо.
Карел ЧАПЕК
<<••>>
      То, в чём нет загадочности, лишено очарования.
Анатоль ФРАНС
<<••>>
 
 
 
 
      Я пью за здоровье немногих,
      Немногих, но верных друзей,
      Друзей неуклончиво строгих
      В соблазнах изменчивых дней.
      Я пью за здоровье далёких,
      Далёких, но милых друзей,
      Друзей, как и я одиноких
      Средь чуждых сердцам их людей.
 
Пётр ВЯЗЕМСКИЙ

      Конечно, можно было предположить, что если Дмитрий так рьяно стоял на стороне голубых, то первое что приходит на ум – он один из них! Этот вывод, можно сказать, лежит на поверхности. Много позже, в разведке меня будут учить, что нельзя хватать первый пришедший на ум элементарный ход, ибо «для каждой сложной проблемы существует простое, изящное и неверное решение»13.
      К тому же, следует особо подчеркнуть, что «непристойных» предложений от Димы в течение всей нашей дружбы (а дружим мы более тридцати лет!) я действительно никогда не получал! Не было даже намёка на них! Хотя до прихода (или после ухода) наших подруг мы какое-то время и оставались вдвоём! Да и я приходил к нему в гости иногда просто так – посидеть, поговорить «за жизнь», попить чайку, в кино сходить. И на улице, когда мы прогуливались, я никогда не замечал его заинтересованных взглядов в сторону красивых парней и симпатичных мужчин! А вот красивые женщины и девушки Димин взор зажигали сатанинским огнём, это да, это я видел не раз! Впрочем, чаще всего мы выходили гулять или там, в кино с нашими девушками.
      Безусловно, моему другу был интересен групповой секс, я видел, насколько приятно ему наблюдать за моими половыми сношениями, и трахаться, когда на него смотрят со стороны – последнее, говорил Дима, заводит его здорово. Но ведь и я не без удовольствия, с каким-то вуайерическим сладострастием любовался его действиями. Если мы с удовольствием смотрим симпатичную эротику, красивую порнографию, то почему вживую это должно вызывать отвращение? Чёрт побери, кто не хочет, пусть это не смотрит и не делает! Парадокс как раз и состоит в том, что после животного секса чувствуешь себя настоящим человеком! Это какая-то непонятая закономерность. Скажу честно: для меня лично каждая наша встреча втроём, вчетвером отложилась в моей памяти как подлинное счастье. Поэтому я по большому счёту Диме очень благодарен: он сделал из меня любовника без комплексов и предрассудков, снял остатки «оков» моего пуританского воспитания. Ах, как потом в жизни и особенно по службе в разведке мне это пригодилось!
      Однако я нет-нет, да подумывал: почему Дима со мной вдруг так начал вступаться за гомосексуалов, если сам он к ним не относится? За этим ведь обязательно должно что-то стоять! Когда же я узнал Диму больше, я понял: этот парень был в сильной степени альтруистом! Будучи физически, душевно и нравственно сильным человеком, он просто всегда (подчёркиваю, всегда, а не время от времени!) был на стороне тех, кому плохо!
      …Как-то через год в очередном увольнении, придя к нему в гости, я увидел у Димы на лице уже заживающие ссадины и несвежий фингал под глазом. На мой прямой вопрос, он отшутился: «Бандитская пуля!».14 И перевёл разговор в другое русло. О том, что случилось, я узнал потом от Жанночки. Ну, а детали затем я всё же дожал из Димы.
      А случилось вот что!
      Они вечером с Жанной гуляли в парке, и Дима увидал, как на боковой аллее три рослых здоровяка буквально забивали одного щуплого парня. Тот уже не сопротивлялся, только прикрывался от ударов руками, присел в кокон и старался не упасть.
      — Погоди-ка! — сказал Димон Жанночке, высвобождая свою руку.
      — Дима, не смей! — заверещала Жаннет, стараясь повиснуть у него на рукаве.
      Но какой там! И с криком («Что же вы, гады, трое на одного?!») Дима врубился в сечу.
      Избиваемый парень оказался непорядочным – как только здоровяки оставили его в покое, переключившись на Диму, тут же схватил свои ноги в руки и сбежал! И Диме пришлось туго: на этот раз он остался один против троих! Но те не на того нарвались! Дима бился как тигр!
      Жанночка, пыталась что-то сделать со здоровяками, нападала сзади, лупцуя их своей сумочкой по головам, но почти сразу её сильно пнули, и она осела в сугроб. Но Дима, Дима! Он стойко сражался и выстоял! Вырубил сперва одного – тот получив мощный удар ногой в коленную чашечку, тут же плюхнулся на заснеженный тротуар, т.к. не мог не только двигаться, но и стоять! Потом Димон отключил другого: через пару минут этот схлопотал сильный тычок кулаком в пах, а когда он взвыл от боли и согнулся пополам, тут же заполучил удар сцеплённых в замок рук по загривку, от которого растёкся на земле. А третий, до которого Дима не успел дотянуться, видя, что остался один на один со смелым и удачливым в бою противником, выхватил из кармана и раскрыл немалых размеров нож. Но когда увидел, что это Дмитрия не останавливает и тот идёт на него, тут же трусливо бежал, бросив своих друзей, как и тот парень, за которого Дима вступился!
      Вывод: Дмитрий всегда был на стороне тех, кому необходима помощь, кто в меньшинстве! В том числе, насколько я знаю, и в своей комсомольской организации, своими выступлениями доставляя немало хлопот институтским и курсовым комсомольским боссам!
      Говорю вам: с такой направленностью Дима не ошибся в выборе профессии, из него получился хороший врач! Димины больные могут быть спокойны – их доктор умеет на деле сострадать и сопереживать!
      Что касается внезапно затронутой темы гомосексуализма, скажу так: будучи хорошо начитанным парнем с неординарным мышлением, абсолютно гетеросексуальный Дима (чистейшей воды «натурал»!), на исторических примерах и новейших медико-психологических исследованиях, почерпнутых в институтской библиотеке, для себя быстро разобрался в этой нестандартной человеческой проблеме и решительно сделал выбор. И ещё задолго до того, как Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) гомосексуализм вычеркнула из списка психиатрических и сексуальных заболеваний, он не стал гомофобом, не махнул на это рукой («Какое мне до них дело! Это не моя проблема! Пошли они!..»), а наоборот, был в числе тех, кто за терпимость. Между прочим, наличие мужеложства в списке заболеваний ВОЗ было единственным аргументом, который я мог привести в споре с Дмитрием, и ему на это возразить было бы нечего! Да вот только в марте 1972 года я об этом ничего не знал! А Димон знал, да мне об этом, конечно же, не сказал!
      ...В конце шестого курса Дима женился на Жанночке. Я к тому времени уже был военным лётчиком и летал в небе Монголии. И на свадьбе был в качестве свидетеля жениха. (Приехал в очередной отпуск.) Свидетельница со стороны невесты – тоже миниатюрная и изящная Зоечка. У жениха с невестой и их свидетелей это была ещё та брачная ночь!..
      Забавная деталь! На первый день рождения Славика, их сына, я опять был в отпуске и приехал к ним на три дня.
      Дима, купая сынишку, улыбаясь, говорил мне:
      — У Славы всё Жаннино – глаза, брови, нос, подбородок, ушки! Смотри, всё её! — и, помолчав, серьёзно добавил: — Только член мой!
      Я закатился от смеха! А мальчонка удивлённо посмотрел на меня своими глазами-вишнями: чего это дядя Юра так покатывается!
      Дима и Жанночка живут вместе душа в душу уже более тридцати лет. У них по-прежнему раскованный взгляд на секс. Воспитали троих детей: очень симпатичного парня, который был точной копией Жанны, только ростом в папу, и двух красивых девочек, очень, очень похожих на Диму. Сейчас Дима и Жанна занимаются внуками.
      Мой друг такой же неугомонный мужчина. Он выглядит так, как должен выглядеть мужчина в его возрасте – достойно, мужественно и красиво. Заведующий травматологическим отделением. И очень любит свою работу. У него золотые руки хирурга! Говорит, что, не оперируя, не ставя людей на ноги в буквальном смысле слова, себя не представляет. Коллеги и больные его ценят. Но вот что главное – меняясь с годами, взрослея, становясь более зрелым и опытным врачом, Дима сохранил свой облик, сохранил самого себя, того самого парня, которого я знал по 1972 году! Жанна – заведующий терапевтическим отделением только в другом лечебном учреждении.
      Я подозреваю, что они счастливы!
      Дай им судьба здоровья, удачи и финансового благополучия!..15
pxNcPvfudB.jpg
Ad libitum16
 
      <•>  Жидкость, погруженная в тело, через семь лет пой­дёт в школу!
Из естественного
<<•><•><•>>
      <•> — Секс – это... Что такое секс? Это то, что я ассоциирую с богами!
Из англ. док. ф-ма «Другие люди»
<<•><•><•>>
      <•> На одного Орфея, спустившегося в ад искать свою жену, сколько найдется вдовцов, которые не хотели бы от­правиться даже в рай за своими женами!
Из непостижимого
<<•><•><•>>
      <•> — Секс привлекателен... Секс одержим, он властвует над всеми...
Из англ. док. ф-ма «Другие люди»
<<•><•><•>>
      <•> Я не могу жить без женского общества, будь оно и с грешком пополам, будь в нём даже грешка более чем напо­ло­вину. Такова уже привычка моей обобщившейся натуры!
Михаил Васильевич АВДЕЕВ, «Тетрадь из записок Тамарина»
<<•><•><•>>
      <•> — Секс – это то, что связывает нас... Секс – это я!
Из англ. док. ф-ма «Другие люди»
<<•><•><•>>
      <•> — Я – это секс! 
Из англ. док. ф-ма «Другие люди»
<<•><•><•>>
      <•> Люди меняются, изменить их невозможно!
Из необъяснимого
<<•><•><•>>
      <•> Наш жизненный путь усеян обломками того, чем мы начинали быть и чем мы могли бы сделаться.
Анри БЕРГСОН
<<•><•><•>>
      <•> — Когда это случается, ты понимаешь, что секс – это жизнь!
Из англ. док. ф-ма «Другие люди» 
<<•><•><•>>
      <•> — Месье Пуаро всегда знает, что нужно людям. Даже если они сами того не знают.
      — Мой опыт показал, мадмуазель, что люди всегда знают, чего они хотят, но не всегда признаются в этом.
Из худ. сериала «Пуаро. Берег удачи»
<<•><•><•>>
      <•> Жениться совсем нетрудно, трудно быть женатым.
Мигель де УНАМУНО
<<•><•><•>>
      <•> Счастье – это когда тебе все завидуют, а нагадить не могут!
Из любимых Диминых высказываний
<<•><•><•>>
      <•> — Секс – это то, как мы приходим на землю! Это часть низменного желания и часть высшего. Это квинтэссенция этого божественного единения, переживание этих самых великолепных моментов жизни! Это единение с другими людьми! Делая это, мы делаем что-то самое важное в жизни!
Из англ. док. ф-ма «Другие люди»
<<•><•><•>>
      <•> Муж с женой собрались на курорт. Но вышло так, что муж прибыл в санаторий на день раньше супруги – прямо из командировки. В номере он обнаружил компьютер с дос­тупом в Интернет. И написал электронное письмо благовер­ной. Отправил, но ошибся адресом. Послание ушло другой даме, которая только-только похоронила мужа.
      Утром вдова открывает свою электронную почту, а там несколько сообщений с соболезнованиями от друзей семьи и незнакомый адрес отправителя с темой письма: «МОЕЙ ЛЮБИМОЙ ЖЕНЕ. Я ПРИБЫЛ!»
      Текст письма был следующего содержания:
       «Ты, конечно, удивишься, что я тебе пишу, но теперь и здесь есть компьютеры! Я благополучно добрался и зарегистрировался. У меня всё готово для твоего прибытия. Без тебя здесь скучно, с нетерпением жду встречи! Надеюсь, ты доберёшься без приключений, как и я!
      PS. А здесь жарковато, поэтому ничего лишнего с собой не бери!»
Из жизненных историй
<<•><•><•>>
      <•> — Секс – это то, чем мы живём! Это – что-то самое лучшее, что есть в нашей жизни!
Из англ. док. ф-ма «Другие люди»
<<><><•><><>>

      — Дима прав! — вступает в разговор Жанна. — Я приведу в пример любопытное исследование американского университета Джорджия. Студентов-гетеросексуалов разделили на две группы: на ярко выраженных гомофобов и более терпимых к гомосексуализму, закрепив и тем и другим на половых членах приборы плетизмографы…
      — Какие приборы? — переспрашиваю я.
      — Плетизмографы. Это приборы, фиксирующие эрекцию полового члена, — поясняет мне, медицинскому несмышлёнышу, Дима.
      — А что, есть и такие приборы? Никогда не слышал! — вырывается у меня, совершенно позабыв, что имею дело со студентами медицинского ВУЗа.
      — «На свете много, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам»17! — добавила Алёна. — Не обижайся, пожалуйста!
      — Да я не обижаюсь! На что мне обижаться?
      — Затем подопытным, — продолжает Жанна, — показывали зажигающие эротические и порнографические фильмы – гетеросексуальные и гомосексуальные. Когда показывали гетеросексуальную порнографию, реакция у обеих групп была одинаковой. Когда же стали показывать гомосексуальные фильмы, результаты вдруг оказались разными: только у менее 25% терпимых к гомосексуализму студентов приборы зафиксировали эрекцию, а среди студентов-гомофобов большая часть – 96% (почти все!) сильно возбудились! Очень сильно!
      Когда Жанна рассказывала, Алёна едва заметно кивала. Видно было, что ей этот пример известен тоже. Чёрт меня дёрнул оказаться среди будущих медиков!
      — Спасибо, Жанна, — тоже кивнул Дима. — Я как раз хотел привести этот пример! По этому эксперименту исследователи сделали вывод, что гомофобия – это средство для психически и сексуально неустойчивых парней и мужчин утвердить себя в своих и чужих глазах в своей маскулинности и гетеросексуальности! Им нужно доказывать всем (и себе!), что они – не гомосексуалисты!
      — Ну, согласен, — не очень уверенно проговорил я. — Не надо их притеснять! Это их мир, пусть занимаются, чем хотят, если речь не идёт о совращении несовершеннолетних! Так и быть! Как видите, я – не гомофоб! — И тут же, улыбнувшись, пошутил: — Это чтобы вы не подумали, что я скрытый гомосек!..
      Но улыбка, наверное, получилась вымученной.
      — Мы тебе верим! — в ответ снисходительно улыбнулся Дима. И, став серьёзным, добавил: — Лучше в споре о мужеложстве промолчать, чем нападать на них! Так честнее!
      — …Ну, подождите, ребята! Насколько мне известно, в Древней Греции мужская гомосексуальность была возвышена почти до статуса общественного института. В Спарте это считалось частью общеобразовательного процесса и основой посвящения во взрослую жизнь и в солдаты. А в Древнем Риме, начиная с I века нашей эры и далее, гомосексуализм буквально процветал. Но ведь это привело к закату и Древней Греции, и Спарты, и Древнего Рима!
      — Ну, допустим, не именно существование гомосексуальности привело к закату этих древних государств! Однако давай продолжим твои аргументы! Согласимся с тобой: да, эти цивилизации пали, но предварительно просуществовав ещё более полутысячи лет! А какие империи просуществовали дольше, да ещё оставив после себя такое вечное наследство в мировой цивилизации?.. Ну! Чего ты молчишь?.. С той же логикой можно аргументировать и противоположную точку зрения. И даже с ещё большей убедительностью!
      — Интересно послушать! — меня зацепили, и я рвался в бой, решив подловить на алогичности своего оппонента и поколебать его уверенность.
      — Смотри! Гитлер основал «тысячелетний Рейх» на полном истреблении гомосексуалистов – и нацистская империя просуществовала всего 12 лет! Сталин ввёл карательные меры против гомосексуальных отношений и мы уже в упадке… Долго ли просуществует его империя?
      — Дима, Дима, Дима, Дима! Мы пока ещё существуем! И нас боятся такие гиганты империализма, как США, Британия, Франция, Германия, Япония и иже с ними!
      — Да, пока! Смотри, однако! В наших «имперских» магазинах почти ничего нет! Уже хлеб закупаем за золото и за нефть на Западе! Долго ли мы так протянем? А в «империалистических» магазинах есть всё и можно приобрести высокого качества – от иголок до новейших истребителей! И без всяких пленумов и съездов, накачек, разносов, вызовов на ковёр и исключений из партии! И урожаи собирают без отправок студентов за город на фермы! Ну, было бы нелепо узнать, что президент Джонсон или там Никсон звонит губернатору штата Аризона и интересуется: а не нужно ли тому прислать для уборки урожая студентов из Вашингтона!
      Девчонки засмеялись.
      — Но, Дима! В магазинах у нас нет, не благодаря уголовному преследованию за гомосексуальные отношения между мужчинами! И прошу ещё раз: не ставь меня в глупое положение! Давай не будем о политике!
      — Я просто пользуюсь твоей аргументацией! Римская империя рухнула тоже, не благодаря разрешению гомосексуальных связей!
      — Дима! Но ты согласен, что половые отношения между мужчинами сами по себе противоестественны?
      — Противоестественны? А почему, собственно? И кто это решил, что естественно, а что противоестественно? Для этой категории людей такие контакты не только естественны, но и необходимы!
      — Кто решил? Природа! Если все будут заниматься этим, что станет с человечеством? И если гомосексуалы захватят власть, то они всех станут заставлять делать то же, что и они!..
      — Ну, во-первых, все этим заниматься не будут, так как большинство всё-таки предпочитает «естественно» гетеросексуальные или, по крайней мере, бисексуальные половые сношения, чтобы оставить после себя потомство. А, во-вторых, гомосексуалы были уже у власти! Почти все римские императоры и римские папы являлись если не чистыми гомосеками, то бисексуалами точно! Но никто тогда не сажал по тюрьмам «натуралов» и не сжигал их за это на кострах!
      — А… что такое, бисексуалы? — для меня этот термин был новым.
      — Это те, кто спит и с женщинами, и с мужчинами! — пояснила Алёнка.
      — А что, и такие бывают? — вытаращил я глаза, не побоявшись выглядеть наивным.
      — Бывают! — улыбнулся Дима.
      — Подожди! Зачем спать с мужиками, если его вполне устраивают женщины?
      — Значит, не совсем устраивают! Хочется чего-то ещё. Возможно, хочется ощутить что-то запредельное. Запретный плод, знаете ли... Ну, я не знаю... Кстати, я уже приводил статистику, по которой выходит, что бисексуалов даже больше, чем «натуралов»! Просто они предпочитают об этом не хвастать, так как надо признать, что предубеждение в обществе против интима мужчины с мужчиной пока всеобщее, на людях, по крайней мере. И едва только учёные нарождавшейся в пятидесятые годы новой науки социобиологии заикнулись о том, что гомосексуализм может быть врожденным, как их тут же при Хрущёве объявили фашистами, а их теория у нас в Союзе была запрещёна. А они, социобиологи, давно доказали, что гомосексуалистами, как и левшами, рождаются, а не становятся. Это выбор, который за человека делает природа! Однако левши ведь не вызывают у нас чувства омерзения! Между прочим, когда маркиза де Сада вели в Бастилию, тюремщик его спросил: «Что ты за человек?» И получил ответ: «Я – один из немногих избранных, чьи поступки шокируют жалких обывателей! Я также мало повинен в своих пороках, как другие – в уме или глупости, горбатой спине или совершенной фигуре...» Добавлю, что знаменитый маркиз-писатель, как и Сократ, был бисексуалом. И спал не только с девушками, но и с парнями!.. Следовательно, не гомосексуалов надо перевоспитывать, а нас!.. Дорогой Юра! Если ты хорошо не знаешь общество, ты лишён удовольствия его избегать! А, кстати, почему мужской гомосексуализм у нас уголовно преследуется, а женский – нет?
      Я не знал ответа на этот вопрос. Но, штудируя Курс советского уголовного права, тоже обратил на это внимание. И решил перевести всё в шутку:
      — Наверное, потому, что сношения мужчины с мужчиной ведёт к бесцельному растрачиванию мужского семени и никогда не приведёт к появлению на свет потомства! А у женщин… Чего им там терять-то?
       Дима же был сама серьёзность и обстоятельность!
      — Ты рассуждаешь, как немецкий фашист! Юрик, ну подожди! Разве мужская сперма в глазах природы обладает какой-то необыкновенной ценностью, такой ценностью, что любая его потеря ложится на неё и на смертного тяжким бременем? Неужели в этом случае природа потерпела бы постоянное бессмысленное растрачивание мужского семени?
      Я пожал плечами. Похоже было, что и тут я попал впросак. А Дима продолжал:
      — Разве физиология не предоставляет нам возможности понапрасну растрачивать семя, скажем, во сне, во время юношеских поллюций, при подростковом онанизме или при сношениях с уже забеременевшими женщинами? Или сейчас, когда мы встретились вчетвером не для того, чтобы произвести на свет потомство по принципу: «родился сам – помоги родиться другому», а чтобы просто получить наслаждение? Природа тогда посредством эволюции обязательно сделала бы невозможной мастурбацию, а тем более, оральный и анальный секс вообще! А мужчины, которые любят мужчин, выродились бы через пару поколений и никогда бы более не появлялись на свет! Ибо мыслимо ли вообразить себе, будто бы природа позволила бы нам безнаказанно совершать «преступление», настолько задевающее её суть? Как согласилась она, наивная, на то, чтобы люди, во славу своих удовольствий, в итоге оказались сильнее своей матери-природы, которая, как известно, не прощает подобных ошибок!
      — Дима, только не говори, что последнюю фразу придумал ты!
      — А кто это сказал?
      — Ральф Эмерсон. Именно им сказано: «Природа не терпит неточностей и не прощает ошибок»!
      — Вот видишь! А я что говорю? Дорогой Юрий, ты лучше скажи, почему естество всей эволюцией не наделило мужской половой член избирательностью?
      — В каком смысле?
      — В прямом! В течение миллионов лет существования человечества природа, наша мать и наш отец так и не научила мужские половые члены отличать влагалище от руки, рот от ануса! Поэтому, думаю, следует признать, что наша прародительница природа заинтересована в размножении человеческого рода в несравненно меньшей мере, чем мы имеем глупость в это верить!
      С потерянным видом помешиваю ложечкой в своей чашке, гоняя в кофе кружок лимона. Со мной ещё никто так открыто на эту тему не говорил. И я совершенно был не готов к таким откровениям! Абсолютно!
      Тут меня осенило! Сейчас, сейчас я приведу этому Диме такой аргумент, который он не сможет ничем покрыть! Ну, держись, Димон!
      — Дима! Чёрт побери! А что ты скажешь на это? Ж*па мужикам дана для того, чтобы ср*ть – пардон, девушки! – а не для того, чтобы трахаться! Разве не так?
      И с победным видом посмотрел на своего оппонента.
      Дмитрий взглянул на меня, как на потерянного. Видимо, этого он действительно не ожидал.
      Не отводя взгляда от моих очей, он медленно отхлебнул глоток кофе, как бы размышляя, что мне ответить. Вот это задачку я ему задал! Я уже торжествовал и мысленно потирал руки!
       «Что? Съел?»
      И собирался уже встать из-за стола, давая понять, что спор закончен, и я в нём одержал победу! А Дима прищурился. Затем он медленно поставил чашку на блюдце, жестом руки снова усаживает меня на место и проговорил:
      — Говоришь, что «задница дана мужику, чтоб ср*ть, а не для того чтобы трахаться»? Что ж... по такой логике, и другое место в виде члена дано ему только для мочеиспускания!
      Я широко раскрываю. Не только глаза, но и рот. Потом, когда до нас доходит сказанное, начинаем с девчонками хохотать. Дима тоже заводится. И через секунду-другую мы уже регочем вовсю.
      — Ну, Дима, ну, обормот! Тебя так просто ни за что не взять!
      — А меня не надо ни за что брать! — смеясь, заключает Дмитрий.
      Он доволен! И я не знал, что ему возразить! Да когда такое бывало, чтобы я в диспуте так проигрывал? И не потому что был шибко умён, а потому как никогда не ввязывался в спор по темам, которые мне были плохо известны.
sXjsViOZBH.jpgxfgkn5dH1N.jpg
<< [ ↑ Слева: картина Диего Веласкиса «Кузница Вулкана». Справа: гомо-версия этой картины.
 У историков нет данных о гомосексуальной ориентации великого живописца Д. Валескиса – он любил только женщин. Поэтому нижнюю картину, скорее всего, следует рассматривать как шутку какого-то, по-видимому, талантливого художника. Найдите 15 отличий! ] >>
      Мне на помощь неожиданно пришла Жанночка, положив конец нашей словесной дуэли:
      — Так! Мальчишки всё! Никто не победил! Ничья! Мы что, сюда на ваш диспут пришли? Хотя тема и интересная, но у вас ещё будет время поговорить об этом без нас! И я думаю, жизнь рассудит. Как там, у Гегеля? «Всё действительное разумно»! Это единственное, что мне понравилось в философии! Потому как критерий всякой теории – практика. Через 20-25 лет увидимся и посмотрим, к чему мы пришли! Юра! Дима! Подали друг другу руки!
      — Да мы ведь и не ссорились! Верно, Юрик?
      — Конечно! — улыбнулся я, отхлёбывая остывший кофе с коньяком.
      Но руку протягиваю. И мы крепко пожали друг другу руки.
      Однако, скажем честно, какой-то осадок у меня на душе всё же остался: мне нечего было возразить на Димину аргументацию! И я был поражён начитанности моего друга, его не дюжей памяти и его изощрённой логике. Изощрённой!
      …Чтобы как-то вернуться к нашим занятиям, Жанночка уселась мне на колени, и я её начал ласкать. А Алёна стала миловаться с Димоном. Потом чебурахались уже вчетвером, тут же и на тахте, и на полу, пробуя разнообразные позиции, меняясь местами, партнёрами.
      19.jpgВдогонку:

      ••>> Всё, в чём есть морали принцип
             Мне противно и смешно!

                                                               Александр ТИНЕЕВ
 Sans facon!18
 
      <•> — Секс – это то, что позволяет нам переступить через страдание и достичь нашей божественности! 
Из англ. док. ф-ма «Другие люди»
<<><•><>>
      <•> Быть живой женской плотью и быть женщиной – две вещи разные.
Виктор ГЮГО
<<><•><>>
      <•> — Наслаждаться [сексуальными] удовольствиями – значит следить за своей гигиеной! Многие люди, которые хотят секса, ищут способа его получить. Они говорят об этом, и они очень любят врываться в чужую жизнь.
Из англ. док. ф-ма «Другие люди»
<<><•><>>
      <•> Женщина – одновременно яблоко и змея!
Генрих ГЕЙНЕ
<<><•><>>
      <•> Влюблённость – это когда не замечаешь недос­татки. Любовь – это когда ценишь достоинства.
Из вечных истин
<<><•><>>
      <•> — Живой секс, это когда во время сексуальных отношений присутствует животные желания. И эти желания уводят вас к высотам наслаждений! Я и прелюдию люблю, и то, что происходит после того, как... Это всё касается чувственности. Я болею и переживаю именно то, что я чувствую в данную секунду.
Из англ. док. ф-ма «Другие люди»
<<><><•><><>>
— Кажется, вечер перестает быть томным.  
Из худ. к/ф-ма «Москва слезам не верит»
 
      …Чтобы как-то вернуться к нашим занятиям, Жанночка уселась мне на колени, и я её начал ласкать. А Алёна стала миловаться с Димоном. Потом чебурахались уже вчетвером, тут же и на тахте, и на полу, пробуя разнообразные позиции, меняясь местами, партнёрами.
      Но меня, как заклинило. Нет, мой перец был безотказным, в бою не подводил, стоял как «Каменный гость», но оргазма не было ни с Алёной, ни с Жанной!
      Вот и сейчас моей партнёршей опять была Жанночка. Она подо мной в положении «бутерброд» снова завелась быстро и, как всегда, стала обильно кончать. А у меня в голове вертелись мысли о солдате с его дурацкой лошадиной любовью, Древняя Греция и Спарта, Древний Рим и гитлеровский рейх, эксперимент в американском университете, Орфей и Ганимед, Евгений Савойский и принц Конде, Оскар Уайльд и Лев Толстой, Гоголь и Лермонтов, мать-природа и ещё чёрт знает что!
      Тут я на себя разозлился: да что ж это я? я для чего сюда пришёл? чтобы непрерывно вертеть в башке всё эту жвачку?
      К тому времени я имел Жанну сверху, на выпрямленных руках. И врубался в неё с невероятной силой и с каким-то остервенением. В перерыве между её оргазмами даже заметил удивлённый взгляд моей напарницы. Вот тут у меня, будто пелена пала перед глазами! Снова передо мной открылась вся красота распластанной подо мной обнажённой молоденькой прелестницы, студентки мединститута, будущего врача, которая в нескончаемых удовольствиях время от времени металась с разбросанными по подушке волосами. Я ею просто любовался! Конвульсии Жанночки передались мне. Взрывная волна оргазма обрушивается на меня и я, не сдержавшись, тоже начал кончать в сладкую дырочку. Я буквально корчусь от наслаждения, по телу бегут долгожданные электрические токи. Мне казалось, что мой член ещё больше увеличился в размерах, а когда спустил, то во влагалище, по-видимому, излилось огромное количество спермы.
      От ударившего снизу фонтана чувств руки потеряли свою твёрдость, я буквально рухнул, как подкошенный, лицом в подушку, рядом с головой Жанны и грудью – на грудь своей визави, подмяв девчонку всем своим телом. Потом перекатился на спину.
      Только тут обращаю внимание, что рядом с нами, на тахте в поте лица трудится ещё одна наша пара. (Когда они перешли с пола на тахту, я не приметил!) И до меня доходит, что у Димы те же проблемы: уж долго не слышали мы гортанного крика с приглашением в нашу постель его чёртовой мамаши! Лишь через пару минут после нас они оба сподобились. Эта парочка обвалилась на кровать, пораженная силою собственной страсти. И Дима оказывается на спине рядом со мной.
      Прошло несколько минут тишины. Я поворачиваю голову в сторону Димона и говорю:
      — Всё, Дима! Больше никаких дискуссий! А то так мы с тобой импотентами станем!
      — Это точно! — улыбается с закрытыми глазами Дима. — Мысли витают где-то далеко от тела и оттого, что сейчас делаешь! А это отвлекает!
      Вообще, должен сказать, что вдвоём иметь одну самочку мне, ведущему дневник, понравилось больше – и внимание не распыляется, и что-то запоминается для описания, и ощущения получаешь. И время на отдых больше. А в формуле «два плюс две» или наблюдаешь (и тогда твои оргазмы отдаляются), или уплываешь в заоблачные выси, но тогда ничего, кроме своих ощущений, не замечаешь!
      …Потом мы целую ночь занимались интимом. И я получил несколько превосходных оргазмов. В том числе и распечатал Алёнкину попку. (Должен же я у неё хоть в какой-то дырочке быть первым!) Спать не хотелось. Может, потому что я много пил кофе? Мы начали целоваться с Алёнушкой, поглядывая на секс наших друзей. (Дима в сексе, как всегда, был красив, как молодой бог!) А я доставил  своей девушке продолжительный оргазм, лаская клитерочек. И расточал ласки девчонке, пока не захотел её опять. Вот тогда-то я и въехал своим «Мерседесом» в её коричневый гараж!..
      Сказать по правде, мне кажется, что я трахаюсь лучше, чем описываю, a потому не буду портить впечатлений от секса попыткой пересказать всё, что произошло, когда я поимел «сестричку» в самую интимную часть тела. Скажу только, что я не спешил и был весьма осторожен в начале, чтобы не доставить сильных белей моей визави. Кстати, когда мой замороженный член оказался в ней, испытал весьма глубокие чувственные переживания. А уж потом…
      И острое удовольствие от исполнения желания поиметь Алёнушку и туда не заставили себя долго ждать! Как она подо мной корчилась, нанизанная моей иглой! О, боже, что это был у меня за оргазм! Его не опишешь словами, это надо чувствовать, это сказка!
      Да, спать поначалу не хотелось. Но всё же отключился с закрытыми глазами, впав в сонное забытье.
      В предрассветные сумерки я был разбужен нежнейшими поцелуями, жарким шёпотом Жанны и мастурбированием моего члена. Я быстро откинул кисею сна и почувствовал, как кровь уже пульсирует в венах, яички от готовности поджались к паху. Покусывая мою мочку уха, Жанночка шептала мне, чтобы я не шевелился и лежал спокойно. Она целует мои глаза, губы, грудь, живот. Одна её рука продолжала перебирать мне яички и ласкала моего парнишу, другая – поглаживала у себя между ног, утопив средний палец вовнутрь, где, судя по всему, от нахлынувшей страсти стало влажно и жарко. Было видно, что девушка с трудом сдерживает стоны наслаждения. Затем она взяла моего пульсара двумя руками и проговорила:
      — Юрик! Очень хочу тебя! Позволь сесть сверху! Я устрою нам сейчас такие скачки, что ты не скоро от них опомнишься! Хочешь?
      Я хотел! Мой рысак уже проснулся, разве что не заржал и не рыл копытами землю. И Жанночка поняла, что эта идея ему и мне понравилась тоже.
      Девушка ещё немного помассировала казённую часть ствола, пока мой Урфин Джус по твёрдости не стал похожим на одного из своих деревянных солдатиков. А самочка всё работала над ним. Через пару минут легким постаныванием даю понять, что я вот-вот кончу. Жанна пережала яички у основания кольцом своих пальцев, одновременно большим пальчиком надавив на область между анусом и мошонкой – и моим мечтам о спуске тут же пришёл конец!
      Немного расслабившийся, но всё ещё возбуждённый, я попросил, чтобы она, наконец, показала, как это бывает на ипподроме и уселась на меня верхом. Уже один вид моего подрагивающего толстенького кентавра обещал ей небывалое наслаждение. Жанночка оседлала меня как жеребца и стала массировать кончик члена своими набухшими от возбуждения половыми губками, наседая на него. Потом позволила моему удавчику медленно вползти в себя до основания. Начались обещанные скачки – она аллюром «три креста» понесла нас к финишу.
      Темп задавала Жанна и, если мне хотелось быстрей, тут же приостанавливала галоп и чуть ли не вынимала из щелочки моего страдальца. Затем снова садилась на него. Новый этап скачки. И замирает на миг, играя мышцами влагалища, чуть подрагивая бедрами. А я от этого стонал в сладкой истоме, судорожно сжимая пальцами простыню... И так несколько раз: доведёт до пика и прекращает полёт.
      Эта игра меня распалила ещё больше. Мои стоны, вероятно, больше походили, скорее, на рычание дикого зверя, ибо сольный танец на моём стеке такой крутой всадницы сводил меня с ума. И одновременно я был почти взбешён, ведь танцовщица прекращала ездить на мне слишком внезапно. Да что там, словами невозможно высказать всего, что я ощущал!..
      Наши занятия пробудили Алёну, она с интересом повернулась к нам, легла на бок и своей ручкой стала ласкать Жаннин правый сосок и поглаживать животик. Я же зверски хотел спустить любой ценой, и уж никак не мог дождаться своего пикового часа! И мой «гномик», кстати, тоже! Вскоре я взмолился, чтобы мне всё же дали возможность кончить. Но так быстро это не делается, по крайней мере, у Жанночки!
      — Нет! — наотрез отказала она. — Я не буду столь милосердна, как ты. Я коварна и безжалостна! Разве ты не знал? Это не ты меня, это я тебя сейчас трахаю! И ты, юнкер, кончишь, когда я этого захочу! Понял?
      От этих слов, от тона, каким сие было сказано, от наступившего исступления по моему телу пробежали мурашки. А Жанна продолжала:
      — Хватит издеваться над женской плотью! Теперь ты в моей власти! — она провела ладошками по моей волосатой груди и сжала соски. — А потом, когда я финиширую, скачку продолжит другая всадница! Правда, Алёна?
      — Не-ет! — простонал я. — Девчонки, нет! «Боливар не выдержит двоих!»19
      Жанночка, продолжая скачку (отчего у неё красиво прыгала грудь) и, запрокинув вверх свою красивую головку, счастливо засмеялась.
      Сисечки тряслись и прыгали. Я сжимал их ладонями, потом гладил плечи, руки и роскошный зад. Когда Жанна нагибалась надо мной, языком я слизывал капельки пота с девичьих сосков, гибкими пальцами водил вокруг клитерочка, набухшего к тому времени до приличных размеров, и проводил по попке моей наездницы, сжимая напряжённые мышцы девичьей задницы-абрикоса. Жанна раскачивалась вверх и вниз, я стонал, а циркачка всхлипывала от восторга, когда у неё наступал очередной прилив сладострастия. Было видно, что оргазмы у неё следовали один за другим и сбивали меня с ритма, но это было так приятно, что мы уже не могли остановиться.
      Мне нравилось, всё, что она со мной делает! Я обожал её! Пока переживал эти лучшие в моей жизни минуты, минуты, можно сказать, счастья, Жаннины движения ускорились, становились все мощнее.
      — Давай, давай, моя похотливая мучительница! — выдавил я из себя. — Поддай сильней, мой Боливар очень долго этого ждал!
       Жанна скакала на мне, как степная кобылица, поднимаясь, опускаясь и не давая пропасть ни одному сантиметру длины моего мустанга. Стоны подхлестывали нас как удары бича. Я как ненормальный всё ещё стимулировал клитор до тех пор, пока по Жанночкиному телу в очередной раз не прокатилась яркая волна удовольствия, а по нижней части живота растрескавшейся молнией не пошли очень сильные судороги, и она не ощутила, как потом девушка выразилась, самый интенсивный оргазм в жизни. Жанночка взвизгнула, чего я, кстати, не ожидал!
       Дальше я уже наблюдать не мог. Воспользовавшись тем, что Жанна потеряла контроль над моими пределами, я тут же заметался головой по подушке и разрядился от накопившегося напряжения, залив кипящей спермой пещёрку своей наездницы с такой силой, что моё сердце чуть не остановилось. О чём возвестил окружающему миру своим громким рычанием, ибо удовольствие было непривычно продолжительным.
       (Потом Жанночка сказала, что почувствовала, как горячая тугая струя моих соков била и била ей в низ живота – это-то ещё больше усилило её ощущения.)
       Обливаясь п?том, она без чувств упала рядом со мной на постель.
       Через пару минут Жанна смогла услышать моё бормотание:
       — Мой ненасытный чертёнок! Это был крутой номер! Я так никогда ещё не спускал!
       — Юрочка, я тоже! Ты даже не представляешь, как я сейчас кончила, поимев тебя! — похвасталась Жанна.
       Она повернулась ко мне и усталым, но уверенным движением отдыхающей львицы, обхватила меня за влажную от бисеринок пота шею. Потом начинает, как кошка мордочкой, тереться лицом о моё лицо.
       — Я рад, что доставил тебе такое удовольствие! — тихо закончил фразу я, честно говоря, радуясь своему наслаждению больше.
       И обнимаю её за хрупкие плечи. Лежали молча, нежно поглаживали друг друга, переживая ещё раз случившееся. Нам не верилось, что только что прочувствовали такие волшебные мгновения. Затем Жанночка, соскользнув губами вниз вдоль моего натруженного тела, находит нечто, не успевшее стать мягким и беспомощным, то, что пару минут тому отдало ей свою силу. И начинает это целовать.
       Услышав наши шорохи и спусковые вскрики, тут же пришли в похотливые движения Алёнка с пробудившимся Димой. Первая тоже изобразила из себя наездницу, правда, повернувшись к напарнику попой, потому и не смогла держать под контролем его пики, да, наверное, и не умела ещё этого делать. А Димон, поддерживая её за ягодицы, имел возможность контролировать прыжки Алёны у себя на бревне. Может, поэтому они прискакали к финишу быстрее! Сперва Алёнка закричала, как павлин в зоопарке, потом Дима издал тигриный рык и гаркнул на свою маман. И, судя по стонам и вскрикам, оргазм у них прошёл интенсивнее. Или я им просто по-доброму позавидовал?..
       По очереди сходили в ванную под душ. И потом, пока Дима был в ванной, занял его место у стеночки и в умиротворённом покое, обнимая обнажённое девичье тело Жанночки, заснули с ней до утра, как два ангела, только что прощёные богом.

>> [Майтхуна «Клуб любителей группового секса».] <<
 
       …Утречком очнулся от забытья, почувствовав на губах нежный поцелуй. Спать хотелось невероятно! Ощущал себя разбитым, совершенно не отдохнувшим. Открываю глаза. Передо мной низко склонилась Алёнка, смотрела на меня и, увидав, что я проснулся, начала целовать лицо, гладить по голове одной рукой, а другой протягивала чашку кофе с запахом коньяка и плавающим кружком лимончика.
       — О, кофе – в постель! — только и проговорил я.
       Принимаю блюдце с чашкой, усаживаюсь поудобнее, опираясь лопатками на подушки и, обжигая язык и губы, отхлебываю горячий напиток.
       В комнате мы были вдвоём. А из ванной доносились звуки омовений и занятий любовью Димы и Жанны. Судя по стонам, Димина мамочка была на подходе!
       Алёнка своими поцелуями спускается по моей шее, замирает на груди, целует соски, слегка покусывает правый. Я начинаю тонуть в горячих волнах, которые расходятся по всему телу. И с моих губ неудержимо рвется стон, я начинаю заводиться. А Алёнушкины поцелуи опускаются по животу всё ниже и ниже.
       Нет, малыш, я не пущу тебя туда, куда тебе так хочется, потому что просто не вынесу этой пытки наслаждением! Остановись хоть на мгновение, дай перевести дух!
       Пользуюсь остановкой, делаю ещё глоток аристократического напитка, возвращаю чашку девушке и прошу:
       — Иди ко мне!
       Алёнка ставит на стол кофе и попадает в мои объятия, а потом укладываю её на животик, широко развожу ей ноги. Я устраиваюсь между ними и начинаю долго и обильно ласкать руками и губами эту восхитительную попку. Затем опускаюсь на колени сбоку от тахты, тяну за щиколотки стройные девичьи ножки и девочка с осиной талией (я, как и у Жанны, мог обхватить эту талию, соединив пальцы обеих рук!) оказывается тоже коленками на полу, а животиком, распластанной на постели. Ласково потрепал свой утешитель в руке, оголив при этом блестящую от смазки и натянутой кожицы головку. Пальцы правой руки нежно обвили ствол и сделали несколько взводящих движений вверх-вниз. От таких действий мой дротик отвердел и закачался, источая специфический аромат будущего секса, который тут же уловил мой чуткий нос. Я чувствую, как во мне зреет животное желание, и чем больше представлял то, что собирался сейчас сделать, тем больше мне этого хотелось! Как кот над сметаной, блаженно сощуриваю глаза.
       — Только не в попу! — просит Алёнушка. — Туда на сегодня хватит!..
       А я туда сейчас и не собирался!
       — Как скажешь, прелесть моя! — откликаюсь я.
       Подразнив красноватые женские половые губки своим воспрянувшим трудягой, рывком вхожу в тёплоту мохнатой петуньи. И начинаю утреннюю вспашку. Пытаюсь разнообразить свои вхождения: то круговыми движениями, то прижимаясь влево, то вправо. Снова нахожу смоченным слюной пальчиком девичий клитерок, воспрянувший и ожидающий этих ласк. Алёнушка, совсем растеряв самообладание, елозила грудью по постели, и её прерывающееся дыхание и стоны позволяли судить о высоком накале чувств. Волна жара и подкрадывающегося удовольствия начала охватывать и моё тело, а напрягшиеся мускулы Алёнкиного влагалища, казалось, хотели покусать моего агрессора внутри.
       Я улыбнулся: тебе это не удастся, малыш! Господь бог был мужиком и позаботился о безопасности мужского достоинства и поэтому не наградил женское влагалище челюстями барракуды!
       В это время из коридора послышались шаги и разговор нашей второй пары. Может, от этого, а, может, от трудов наших праведных, но мы с Алёной начали кончать друг за другом с разницей в несколько качков. От остроты ощущений спускала она бурно, с вскриком, выгибаясь (отчего я имел возможность насадить её на себя ещё больше) и содрогаясь в моих руках всей своей фигуркой.
       Тут же в комнату вошли, вытираясь полотенцами, Дима и Жанна. Остановившись в дверях, они откровенно залюбовались нашими оргазмами, всем своим довольным видом давая понять, что появились как никогда кстати.
       Лишь на пару секунд я поднял на вошедших ничего не видящие глаза, и тут же опустил их обратно на объект своей безумной страсти.
       По прихоти Алёнки невидимый скоростной лифт уносит меня из нашей комнаты к самым истокам наслаждения. Обильно, раз за разом спуская свои горячие струйки желаний и любви в это изящное девичье тело. Я блаженствую. Плыву. Улетаю. Непроизвольно став творцом прекрасного, я получаю при этом не только пиковое, чисто физическое наслаждение от полнокровного утреннего сношения, но и безумно приятные эстетические эмоции, оттого, что за тобой наблюдают друзья, которым ты доверяешь.
       Доиграв последние «аккорды», я любовно хлопаю Алёну по красивой попе, поднимаюсь с колен и в изнеможении падаю спиной на тахту рядом с девушкой, остающейся на четвереньках.
       Всё во мне пульсировало, пело и отходило от полученных блаженных минут полового контакта. Мысли восторженные, чистые. Наступил момент, когда не ощущаешь ни времени, ни пространства, как бы приближаешься к порогу вечности. Этого нельзя описать. Такое нужно прожить!
       Я устало растёкся спиной поперёк дивана, ощущая, что всё, выжат, как цитрус, почувствовав, как во мне звенит шумно приливаемая к голове и всё ещё не успокаивающаяся кровь. И подумал о том, что молодость должна бурлить до полной беспомощности. Однако это моё состояние, скорее всего, было не усталостью, но тем, внутренне испытываемым вот в такие минуты опустошением, вызванным свойственному человеческому существу действием – полнокровным половым актом, который может привести к появлению на свет потомства.
       Полежал так, с закрытыми очами некоторое время без какого-либо желания пошевелиться, стараясь овладеть ритмом своего дыхания и где-то внизу ощущая животом пульсирующий черенок.
       До моего сознания доходит Димин вопрос, судя по всему, сказанный с улыбкой:
       — Пернатый, ты живой? Летать способен? Пошевели-ка крылышками!
       В ответ я пошевелил членом. Затем приоткрыл правый глаз, будто прицеливаясь, нахожу Димины глаза и выдыхаю в эфир:
       — Кажется, сердечко стучит! Но шевелить крылышками не могу, могу члеником! Заходите, заходите, ребята! Мы по вас так соскучились! Там ванная свободна?
       — Только вас и ждёт! Мы бы не сказали, что вы тут без нас особо тосковали! — смеётся Дима.
       Я открываю и второй глаз, глянул на всю его статную фигуру. У этого породистого рысака Димы волкодав был в полопавшем состоянии, огромная рельефная головка полуобнажена и от ходьбы его хозяина приветливо раскачивалась из стороны в сторону: «Здрасьте вам! И вам здрасьте тоже!»
       М-да, наверное, стоит Диме только приспустить свои штаны в присутствии юных дев и геометрические размеры этого молодого самца, скорее всего, начинают приветствовать возгласы ужаса: если приложить к бедру – пожалуй, до половины будет! (Смеюсь, конечно!) Как он там его в плавки упаковывает? Чёрт его знает! Может, в узел завязывает? Или в рулончик закатывает? Ещё вариант: обвивает вокруг ноги. Мужикам с таким шлангом женщины, наверное, никогда не откажут, даже при головной боли или начавшихся пять минут назад месячных!
       — Да и вы там, в ванной, мы слышали, не грибы-ягоды собирали!
       — Это точно! Не без этого! Начать день с полноценного расслабляющего и одновременно мобилизующего оргазма – верх мечтаний любого парня и любой девушки! Правда, Жанночка? Не знаю, как я жил в детстве без этого?
       — Ты лучше подумай о том, что будешь делать на старости лет без этого!
       — Да там, Юрик, наверное, полегче будет! — я удивлённо посмотрел на Диму. А он пояснил свою мысль: — Ведь старость – это не когда иссякают силы! Думаю, это, прежде всего, когда пропадают желания!
       — Философ! — улыбнулся я.
       Дима же продолжил:
       — На старости лет я, видимо, стану ненавидеть всё, что связано с сексом, а заодно и тех, кто может им всячески заниматься! Буду брюзжать на порнографию и молодых людей нашего возраста, которые хотят разнообразить свои ощущения!..
       — Не дай бог тебя увидеть таким! Тогда нашей дружбе настанет конец!
       — Наоборот! Юрик, мы сдружимся ещё крепче. Грехи молодости и совместный секс надолго цементируют мужскую дружбу!
       — Грехи? Ты считаешь, мы грешим?
       — Я хотел сказать: воспоминания молодости. Хотя для кого-то это и грех! Эка мы сегодня за ночь получили и, между прочим, доставили наслаждений! — Дима притягивает к себе и целует Жанну. — Верно, девчонки?
       Невольно оборотился на себя в том плане, что я в эту ночь своими оргазмами поставил рекорд.
       <<•• [Который впоследствии я, кажется, для себя так и не преодолел! Чтобы никто не подумал, что хвастаю, о конкретной цифре просто умолчу. Потом оказалось, что по сексологии это – вовсе не рекорд! (Ну, разве что, личный.) Ибо в период юношеской гиперсексуальности среди молодых парней это – вполне заурядная вещь! В медицинской литературе описаны и более похотливые экземпляры.] ••>>
retropolloipo019.jpg
>> [Худ. Эд. Анри Авриль «Наслаждение».] <<
 
       Апатия медленно отошла в небытие. Я снова энергичен и деятелен. Рывком поднимаюсь. Помог подняться и Алёнке. Она с трудом села и, одной рукой поглаживая липкий от наших соков лобок, отрешенно посмотрела вокруг. И тут же попадает в мои объятия. Целую ей взмокший висок, всё ещё пульсирующую на тонкой шейке голубую жилку, потом её пересохшие губы. Она повисает на мне. Мы обнимали друг друга обессиленные, удовлетворенные и по-своему счастливые.
       Любил ли я её?
       В ту минуту мне показалось, что да, любил!
       И Алёнку, и Жанночку.
       — Юрик, это было замечательно! Как жаль, что всё так быстро кончилось! — проговорила она слабым голосом внезапно заболевшего человека.
       Я, держа крепко в своих объятиях Алёну, победно смотрю на Диму и Жанну:
       — Мы могли бы и дольше, если б Дима и Жанночка своим видом, типа «неглиже», нам не помешали и не заставили нас быстро кончить!
       — Ой-ой-ой! — подражая мне, стонет Дима. — Какие мы здесь стеснительные!
       И мы с Алёнкой (я – похлопывая её по попке, она – положив руку мне на ягодицы), отправляемся в ванную.
       Помогаю девушке залезть в лохань. И стою в дверях, любуясь водными процедурами и стройными линиями обнажённого женского тела, по которым так красиво стекала мыльная пена и вода.
       — Не подсматривай! — лукаво говорил Алёнка.
       — Я не подсматриваю! Я тобой любуюсь!
       Алёнушка выходит из-под душа вся в дрожащих капельках. Подаю полотенце. И помогаю вытереться ей насухо.
       Перед её уходом не удержался и дарю Алёнке нежнейший, как порхание крыльев бабочки, поцелуй. Он долог и всепроникающ. Он пронизан моей чувственностью и благодарностью за всю нашу ночь и за прекрасное начало дня.
       После с удовольствием под прохладным душем обмываюсь и я.
       Бессонной ночи и сонного состояния – как ни бывало!
       А дальше собрались за столом, за завтраком. Доели остатки оливье. Показалось мало. Дима из старого холодильника «Днепр» притащил кусок колбасы, который, по-видимому, хранил себе на вечер. Всё запили крепким чаем и кофе с тортом.
       Я заметил, что Алёнушка выглядит намного веселей, чем вчера. Счастливую девчонку ведь по глазам видно. И искренне порадовался за неё. Подумал ещё о том, как порой немного требуется, чтобы сделать кого-то счастливой!
       Всё же поделился своими наблюдениями вслух. И, оказалось, перемену в ней увидели все.
       — Да, у тебя, Алёна, глаза лучатся, — подтвердил Дима.
       — Точно, подруга, ты какая-то сегодня светлая, — добавила Жанна.
       Алёнка, не поднимая глаз, честно призналась, что в этот вечер впервые почувствовала и узнала то, что называется оргазмом. А до этого лишь всегда имитировала удовольствие. И постоянно удивлялась: чего это парней всё тянет к этому?..
       — Если раньше ни один парень не доводил меня до пика удовольствия, то с вами испытывала оргазмы… я уж сбилась со счёта! Больше пятнадцати раз. Своими нетерпеливыми руками, нежными и требовательными языками, вашими органами вы заставили меня…
       Она запнулась и Дима подсказал:
       — … извиваться анакондой!
       — …выть обезумевшей кошкой, — смеётся Жанна.
       — …содрогаться и рыдать от блаженства и счастья! — вступаю в игру и я.
       — Да ну вас! Мальчишки, теперь я понимаю, что до этого была бесчувственным и холодным бревном! И я поняла, что такое наслаждение! Тех ласк, что вы мне подарили, вполне хватило бы и на двух, и даже на трёх женщин.
       — Тебе повезло, малыш, что рассталась с фригидностью! Не знаю, коллеги, помните ли вы из сексологии, но согласно научным данным, 70 процентов женщин не способны получить оргазм в результате «примитивного» совокупления. Особенно это относится к длинноногим красавицам, — с серьёзным видом проговорил Дима, доливая всем по чашкам кипяток.
       — 70 процентов? — ахнул я. — Это же больше половины!
       — Увы, господин товарищ бог, будучи сам мужиком, позаботился лишь о мужском удовольствии! А ты, Алёнка, могла бы, и пройти мимо этих ощущений! И попасть в эту ужасную статистику! Как и миллионы других женщин, так и не узнать, что это такое…
       — Вы, ребята, молодцы!
       Ребята сидели гордые в своём величии от сотворённого своими руками и кое-какими другими местами своих молодых тел.
       Мы с Димой переглянулись. Мой напарник даже приосанился, в лице появилась гординка. И я скомандовал:
       — Дима! Лицо попроще сделал! Быстро!
       — От мысли быть богом отказаться трудно! — проговорил Дмитрий, улыбаясь, тоном счастливого человека, совершившего что-то нечеловеческое, запредельное.
       Алёна, вспоминая, посмотрела в окно.
       — Помню, лет в десять знающие старшеклассницы поделились с нами, несмышлёнышами, что делает парень с девушкой в интиме. Я и мои подружки были в прострации: как это так – я какому-то Васе позволю своей пиписькой войти в мою аккуратную щелку только для того, чтобы ему было приятно!.. Боже мой, и куда теперь девались эти мои страхи!
       Посмеялись.
       Тут Алёна, присмотревшись к низу Жанниного живота, говорит:
       — Смотри! У тебя какой-то штамп на животе стоит!
       — Штамп? Точно! — говорит Жанночка. — И у тебя! А что за штамп?
       Читают друг у друга. Тут же обе прыснули со смеху, а потом Жанна взвизгнула:
       — Димка! Я тебя убью, негодяй!
       Оказалось, рано утречком, пока все спали, Димочка взял шариковую ручку и обеим девчонкам над лобками наискосок вывел небольшими печатными буквами одинаковую надпись. А потом не поленился, взял линейку и всё заключил в рамки. Получились вроде как фиолетовые «штампы». Надпись «штампов» гласила:

ПРОВЕРЕНО: НАСЕКОМЫХ НЕТ!
 
      Обе вскакивают и, смеясь (потому что здесь сдержать смех невозможно!), начинают носиться по комнате за Димой! А я, наблюдая за ними и переварив шутку друга в голове, упав навзничь и, задрав ноги, хохочу, что есть силы!
       Наконец, мамонт по имени Дима амазонками пойман, его заваливают на прикроватный коврик и начинают лупить подушками:
       — Вот тебе! Вот тебе насекомые! Проверяльщик чёртов!
       Димка, закрываясь руками от подушек, оправдывается:
       — Девчонки! Я же хотел как лучше! Чтобы у вас не было никаких неприятностей по линии санэпидемстанции!
       — Мы тебе сейчас яйца открутим!
       — Вот, Юра! — кричит Димон. — Это у птиц женщины заботятся о яйцах! А у людей только и думают, как бы их открутить!
       Просто отпад! Я продолжаю смеяться, уже не имея никаких физических сил для этого: приятно-бессонная ночь, шутка друга и последняя его фраза отняли остатки того, что ещё осталось!
       Девчонки затем отправляются в ванную, чтобы смыть следы Диминого юмора со своих плоских животиков. Но шариковая ручка с кожи тел смывается плохо. Обе девушки так и вернулись с блеклыми следами «штампов» внизу животов.
       Я, регоча, громко повторяю:
       — «Проверено: насекомых нет!» Ну, Дима!
       И мы все громко хохочем снова.
       — Стервец! Змей! Обормот! — награждают юмориста наши подруги.
       Я осматриваю свой половой орган:
       — А ты мне никакой штамп не поставил?
       — Не успел! — с нажимом отвечает Димка.
       Гляжу на часы – было три минуты девятого. Столь ранняя побудка в субботу была нужна, так как мои медики отправлялись в институт для подготовки к начинавшейся с понедельника сессии.
       — А вы в состоянии что-то усваивать на консультациях после бессонной ночи? — спросил я.
       — Это не просто бессонная ночь! Это приятно бессонная ночь! Правда, девчонки! — философски отвечает Дима. — А ты счастливый: тебе ничего сдавать не надо, целый день, даже неделю свободен, как дельфин в море, и никаких тебе треволнений!
       — Дельфин своё отволновался до следующей зимы!
       — Как до зимы? — хором удивились наши девчонки. И мы все засмеялись.
       — А летом сессии у вас не будет?
       — Летом у нас будет самое интересное, ради чего и поступал в лётное – полёты! Ой, ребята! Как я жду их! Следующая сессия по теоретическим дисциплинам будет лишь в следующую зиму! А вы… Если бы я принимал бы у вас сексологию, то поставил бы вам всем по «шестёрке»!
       — Да, Юрик! «Шестёрками» нас ещё никто не обзывал!
       Мы все снова регочем.
       — Тогда по «десятке»! — исправляюсь я.
       — А вот по червонцу в карман ни один студент не отказался бы!
       Дима наскоро перестилает постель чистым бельём. Я помогаю ему с пододеяльником, девчонки надевают чистые наволочки на подушки. А затем одеваемся. Я выпросил у Димона домой почитать его букинистические редкости. И все вместе выходим на троллейбусную остановку.
       В троллейбусе наши девчата щебечут о чём-то своём, женском. Дима интересуется, когда я уезжаю на полёты, высчитывая, получится ли у нас аналогичный вечер после их сессии. Договариваемся созвониться.
       Я вспомнил «штамп» над лобками наших девчонок и вслух проговорил:
       — «Проверено: насекомых нет!» Ну, ты даёшь!
       Мы с Димоном залились смехом.
       Потом, отсмеявшись со мной, Дмитрий, печально улыбаясь, задумчиво поскрёб наледь на стекле. Видно было, что он хочет что-то спросить и не решается.
       — Дима, что-нибудь не так?
       Он быстро глянул на меня, в самые глаза и быстро спросил:
       — Юрик, ты не обиделся?
       — На что, юноша, я должен был обидеться?
       — У нас мнения не совпали по некоторым щекотливым вопросам!
       — Почему не совпали? Ты был убедителен… Но даже если и не совпали! Ну и что? Это повлияет на наши отношения, на нашу дружбу?
       — Не хотелось бы!
       Я помолчал. А затем решил всё-таки сказать откровенно:
       — Мне неудобно признаться, но я совершенно не ожидал этого разговора и абсолютно к нему не был готов! Скажем прямо: по обсуждаемой теме я – полный профан. Никогда об этом не думал! Может, ты в чём-то и прав, а, может, прав я, только не смог найти нужных аргументов…
       Дима некоторое время, молча, смотрел в окно сквозь очищенный от наледи пятачок на машины и прохожих. Потом произнёс:
       — Ни один из моих приятелей-однокурсников так о себе никогда не говорил! Все себя считают умницами! А если в споре последнее слово остаётся не за ними, зачастую обижаются всерьёз и надолго. Становится противно! А ты не такой? Значит, не дурак!
       — Приятно слышать! — искренне говорю. Я даже не рассчитывал на такой комплемент. — Кажется, я уже говорил: что если тебя назвали умницей и ты в это поверил, значит…
       — Значит, тебя обманули! — улыбается Дима. — Мне понравилось это высказывание! Нет, глупец так никогда не подумает, тем более, не скажет!
       — Быть глупым нетяжело – этого просто не замечаешь! — и, вспомнив одного нашего тупого курсанта, добавляю: — Одних в этот мир приносят аисты, других – дятлы!
       Мы оба расплылись в улыбке.
       — Дим! А это всё так и в таком виде у вас действительно преподают в институте?
       — Преподают, как надо. Но ведь в библиотеке есть ещё и литература!
       — Дима… А… Тогда скажи: ты со всеми так… Ну, так открыто отстаиваешь такие свои воззрения?
       — Нет, конечно! Ты что? Только с теми, кому доверяю! С тобой, например! — он улыбнулся своей замечательной улыбкой и на секунду положил руку мне на погон. — А в институте, если бы услышали… Такое бы обо мне распустили!.. Как писал Фома Аквинский, «Я часто раскаивался в том, что говорил, но редко сожалел о том, что молчал». Ведь на каждый роток не накинешь платок! Знаешь, чем наговор опасен?
       — Чем?
       — Как в том анекдоте! На базаре подвыпивший горлопан стал на ступени и орёт во всё горло: «А у Ивана Горемыкина жена – откровенная бл*дь!» Ну, народ, послушал, посмеялся и стал по своим делам расходиться. Тут к этому выпивохе подскакивает парень: «Да что ты такое говоришь!? Я – Иван Горемыкин! Почему жена – бл*дь? Какая жена?! Я вообще ещё не женат!» — «Да? — усмехается забулдыга. — А ты теперь пойди, и каждому на базаре это и расскажи!..» Вот так вот, Юрик!
       Я усмехнулся – поучительный анекдот!
       — Понятно! И англичане говорят: «Ложь обойдёт полсвета, прежде чем правда успеет надеть башмаки»!..
       — Вот-вот!
       — Спасибо тебе, Дима, за ещё один праздник плоти! Это было великолепно, буква «Д»! Великолепно!
       — И тебе спасибо, пернатый!
       У мединститута мы тепло попрощались. Девчонки чмокнули меня в обе щеки, мы с Димой в объятиях похлопали друг друга по спине и крепко пожали один другому руки. Мои друзья выходят.
       Уже вне троллейбуса сперва Алёна, а затем и Жанна, повернувшись в мою сторону, посылают мне воздушный поцелуй. Дима заулыбался и помахал мне рукой. Я отвечаю им поднятием руки. Двери закрываются, троллейбус рывком страгивается с места. Вскоре мои друзья исчезают из поля зрения. Они уходят заниматься. Я не завидую им: у них впереди – сессия! А моё высочество едет домой отсыпаться.
       Я был немного разбит, но весьма доволен прошедшей ночью. И подумал о том, что до этого никогда в жизни мне не было так хорошо, как вчера. Ведь занятие любовью приносят не только чисто физические наслаждения, но и, мне кажется, интеллектуальные. Более чем двенадцатичасовые игры собрались в один комок возбуждений и удовольствий. Впечатления были самые сильные, а в плавках натруженный член слегка горел и подрагивал.
       (Потом он днём напомнит о себе мощной эрекцией, переживая со мной события этой ночи ещё разок, когда буду заносить всё перечувственное на страницы своего дневника, быстро приобретающего вид интимного…)
       Всё-таки счастливыми мгновениями наполнена жизнь!
       Как жаль, что счастье чаще всего мы ощущаем лишь у себя позади, можно сказать, за спиной! Вот и получается, что в надежде на лучшее будущее – мы тратим лучшее настоящее...
 
 Urbietorbi!20
  
       <•>  В жизни есть три самые важные вещи: первое – это секс. О двух остальных мне ничего неизвестно…
Из непридуманного
<<•><><•>>
       <•> — Секс для меня – такое выражение любви, на которую я только мог быть способен!
Из англ. док. ф-ма «Другие люди»
<<•><><•>>
       <•> Вовочка и Машенька заперлись в тёмной комнате…
       Через пять минут Бабай был в шоке!..
Из анекдотов 90х гг. ХХ века
<<•><><•>>
       <•> — Секс – самая лучшая часть моей жизни, которая приносит мне наслаждения. Чтобы я не делал, чтобы не происходило у меня в голове.
Из англ. док. ф-ма «Другие люди»
<<•><><•>>
       <•> В Америке введено обязательное «сексуальное обучение», где детей в школах учат, что все виды секса – это совершенно нормальное явление.
Григорий КЛИМОВ, «Война психов»
<<•><><•>>
       <•> Порок бывает только сладким.
Вячеслав БРИМ
<<•><><•>>
       <•> Пороки усваиваются и без учителей.
Луций Аней СЕНЕКА (Младший)
<<•><><•>>
       <•> — Секс между двумя людьми в постели обычно очень часто предсказуем. Но когда люди хотят друг друга равным желанием и когда секс и их желании сливаются – это лучшее из того, что может быть!
Из англ. док. ф-ма «Другие люди»
<<•><><•>>
       <•> Днём любят за достоинства, а ночью – за пороки.
Из записных книжек офицера
<<•><><•>>
       <•> Эгоизм – такой отвратительный порок, который никто не простит в другом человеке и никто не признает в самом себе.
Генри Уорд БИЧЕР
<<•><><•>>
       <•> Групповой секс. На полу клубок обнажённых тел. Всё извивается, стонет, двигается и причмокивает. Вдруг из всего этого вырывается мужик и кричит:
      — Так! Стоп! Давайте разберёмся! Я уже два раза кому-то отсосал! А я трахаться хочу!
Из анекдотов
<<•><><•>>
       <•> Пороки входят в состав добродетелей, как яды в состав лекарств; благоразумие смешивает их, ослабляет их действие и потом умело пользуется ими как средством против жизненных невзгод.
Франсуа де ЛАРОШФУКО
<<•><><•>>
       <•> Праздность не столько, оказывается, необходимое условие для счастья, но и мать всех пороков. 
Французская пословица
<<•><><•>>
       <•> — Секс – это и разрушение, и созидание! Секс – это причина, почему я делаю этот фильм.
Из англ. док. ф-ма «Другие люди»
<<•><><•>>
       <•> Достоинства не так бросаются в глаза, как пороки. 
Древнеиндийская пословица
<<•><><•>>
       <•> Я ей не прощаю того, что я любил её.
Антон ЧЕХОВ, из писем
<<•><><•>>
       <•> Пусть ваши желания боятся ваших возможностей!
Из тоста
<<•><><•>>
       <•> Некоторые женщины вовсе некрасивы, а только так выглядят.
Клеменс КРАУС
<<•><><•>>
       <•> В сексуальной жизни есть что-то унизительное для человека. Только наша эпоха допустила разоблачение жизни пола. …В этом – бесстыдство современной эпохи, но также и большое обогащение знаний о человеке.
Николай БЕРДЯЕВ
<<•><><•>>
       <•> Каждое нормальное человеческое чувство в преувеличенной, гипертрофированной форме становится болезнью. Любовь – прекрасное чувство! Но в преувеличенной форме – ревность! Человек может хлопнуть свою жену, потому что любил её больше, чем нужно.
Григорий КЛИМОВ, «Красная каббала»
<<•><><•>>
       <•> Любовь – это способ услышать «Дорогой» или «Дорогая» после занятий сексом.
Джулиан БАРНС
<<•><><•>>
       <•> Любовь – последняя и самая тяжелая детская болезнь.
Кто-то из современников
<<•><><•>>
       <•> Может, любовь и вправду болезнь, но, увы, не заразная.
Жарко ПЕТАН
<<•><><•>>
       <•> Любовь – это зубная боль в сердце.
Видоизмененный Генрих ГЕЙНЕ
<<•><><•>>
       <•> Любовь иногда приходит слишком внезапно и не застает нас в неглиже.
Станислав Ежи ЛЕЦ
<<•><><•>>
       <•> Если любовь ничего не требует, то лишь потому, что она, как ей кажется, уже обладает всем.
Владислав ГЖЕЩИК
<<•><><•>>
       <•> В светском обществе очень любят рассуждать о любви, ибо сия материя, интересная и сама по себе, нерасторжимо связана со злоречием и почти всегда составляет его подоплёку.
Клод КРЕБИЙОН
<<•><><•>>
       <•> Нельзя по-настоящему полюбить человека, с которым никогда не смеешься.
Агнес РЕППЛАЙЕР
<<•><><•>>
       <•> Как бы тщательно двое ни выбирали друг друга, они никогда не могут быть всем друг для друга.
Дорис ЛЕССИНГ
<<•><><•>>
       <•> Легче любить воспоминания, чем живого человека.
Пьер Ла МЮР
<<•><><•>>
       <•> Мне никогда не нравились мужчины, в которых я была влюблена, и я никогда не была влюблена в мужчин, которые мне нравились.
Фанни БРАЙС
<<•><><•>>
       <•> Нет места лекарствам там, где то, что считалось поро­ком, становится обычаем.
СЕНЕКА
____________________________
      1 Curriculum vitae (лат.) – жизнеописание, краткие сведения о чьей-либо жизни.

      2 Добавим, что «несравненный, очаровательный» Боб, покончил с собой в 1906 году в возрасте 35 лет.
      3 Известна любовная связь Вагнера с королём Людвигом II Баварским.
      4 «Я не гомосексуал, я педераст», — написал Сен-Санс в своём письме другу.
      5 Когда Бриттен, имевший титул барона Ольденбурга, умер, королева Великобритании Елизавета II выразила соболезнование его молодому любовнику тенору Питеру Пирсу.
      6 Его странная привязанность к племяннику легла в основу сюжета художественного фильма режиссёра Поля Морриссея.
      7 Для Томаса Манна Г. Маллер явился прототипом Эшенбаха в повести «Смерть в Венеции».
      8 Habeat sibi! (лат.) – «пусть себе владеет»; ну и на здоровье!; поделом ему!; ну и чёрт с ним!
      9 Из речи на суде, после которой присяжные так и не смогли вынести свой вердикт. И судья назначил новое слушанье, на котором О. Уайльд был объявлен виновным в гомосексуализме.
      10 Письмо Эдварду Колину.
      11 Е. ДЮПУИ «Проституция в древности и половые болезни».
      12 Enfant terrible (фр.) – «ужасный ребёнок», человек, смущающий окружающих своим поведением, своей непосредственностью.
      13 Генри МЕНКЕН.
      14 Фраза из кинокомедии «Старики-разбойники».
      15 Здесь будет нелишним напомнить, что имена друзей автора записок и город, в котором они живут, насколько это возможно, были изменены.
      16 Ad libitum (лат.) – по желанию; как угодно; иногда; сколько заблагорассудится.
      17 Фраза из пьесы В. Шекспира «Гамлет».
      18 Sans fa?on (фр.) – без церемоний.
      19 Фраза из кинокомедии «Деловые люди».
      20 Urbi et orbi (лат.) – (букв.) «городу и миру»; к всеобщему сведению.