Печать
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 
ЗАРНИЦЫ ПАМЯТИ. ЗАПИСКИ КУРСАНТА ЛЁТНОГО УЧИЛИЩА
Автор: Юрий Фёдоров   
380200837.jpg
Эпизод \\\\[97й]////
ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ.
ДРУГ


•>> Памятный день
•>> Лейтенант Трошин (продолжение)
•>> Поздравления
•>> Караул
•>>
Последователь
•>> Ошибка, неприятности – в афоризмах и диалогах из кино (продолжение)
•>> Портрет в интерьере: Друг (Саша Кириллов)
•>> Друзья, дружба – в афоризмах и диалогах из кино (продолжение)



29 июня 1972 г. (четверг)

— Кто эти люди?
— Друзья!
Из америк. худ. сериала «Безумцы»

      Сегодня день особенный – я стою в карауле в свой день рождения!
      Обидно, конечно, что твои командиры не помнят об этом, и, хотя бы в этот день, не могли обойтись в карауле без меня. Когда они об этом вспомнили, было уже поздно.
      Я стоял на часах, когда Трошин, проходя по штабу, остановился у поста и с виноватым видом поинтересовался:
       — У тебя что, сегодня день рождения? Что же ты не сказал?
      Ах, я ещё и виноват!
      Даже не знаю, чего было в этом вопросе больше: то ли своего чувства вины за мой сегодняшний караул, то ли попытки часть её переложить и на мои плечи?
      Я был часовым на посту и по Уставу разговаривать не имел права. Ни с кем! Да и, если честно, не хотелось ничего отвечать! Я только, глядя ему в глаза, горько усмехнулся – отцы-командиры, твою мать!
      Как они себе это представляют? Что я перед заступлением подойду и буду слёзно молить, чтобы не посылали меня в караул, ибо у меня день варения? А они, так и быть, сделают мне такую милость? Ффффу, как гадко!
      После смены с поста в караульном помещении меня уже ждали наши с поздравлениями и коробкой шоколадных конфет, которые мы тут же все дружно слопали.
      После следующей смены из-под Знамени меня ждал ещё один сюрприз: возле караульного помещения топтался Саша Кириллов с красной коробкой лимонных долек в сахаре. Он выдержанно начал поздравлять меня с днём рождения, желать... А потом не сдержался, за ремень карабина рванул меня к себе и сильными руками загробастал в свои медвежьи объятия! У меня даже хрусточки закостели.
      — Да поосторожнее же с моим скелетом, ты, мишка косолапый! — млея от такого проявления чувств, только и простонал ваш покорный слуга. — Я же на государевой службе! А то сочту, что это нападение на караул и стану орать: «В ружьё!»
      А Саша, похлопывая меня по спине, забравшись ручищами даже под карабин (видимо, не было желания прижимать к моему телу оружие, чтобы не доставить боль), на ухо с волнением прошептал, что хотел бы, чтоб у меня всё было хорошо!
      Я был растроган до глубины души. А начальник караула Витя Ерёменко, у которого всё это происходило прямо на глазах, вообще остолбенел:
      — От вашего звена просто ох*уеть можно! — развёл он руками. — Меня никто так не поздравлял! Вот это техник самолёта! Вот это друг!
      Оставляю Сашу с конфетами на лавочке, быстро нырнул в караульное помещение, разрядил карабин, поставил его в ружейную пирамиду. На всякий случай буркнул начкару формальный доклад: «Оружие разряжено, на предохранителе и на месте!» Затем сполоснул стаканы кипятком из чайника, налил чай и, в нарушение Устава гарнизонной и караульной службы, выскочил на улицу – мне сегодня можно нарушать всё, у меня, сссуки, день рождения!
      — Ты откуда узнал-то?
      — А я, Юрок, видел, как твой экипаж покупал конфеты в Чайной, спросил, они и сказали! Слушай! Это же подло – поставить человека в его день рождения в караул! Они что, не знали?
      — Получается, не знали! Никому до этого дела нет, Саша! Вот если Трошина или Хотеева поставить в их день рождения дежурными по полку – это будет больно, ужасно, несправедливо! А курсант... Да х*й с ним! У него везде ж*па!
      — Блин! Я тащусь от наших командиров!
      — Ладно, Сашуня, проехали! Пошли они на х*р! Не хочу в свой день рождения о них говорить! Но мне очень, очень приятно, что поздравил меня именно ты!
      Попили с Саней чай с лимонными и апельсиновыми дольками, которые нам показались удивительно вкусными. Я даже бегал в караулку и доливал чай.
      — После ужина смотаемся на наш пляж?
      — Конечно! С тобой – хоть на край света! — сказал я первое, что пришло в голову.
      — Тогда я тебя жду в спортивном у паромчика в половине седьмого!
      — Отлично, Сашок!
      Мне надо было продолжать нести службу, с Саней мы простились до вечера. Он пошёл в казарму, а я, прислонившись щекой к руке, положенной на шершавый забор караульного помещения, смотрел ему в след и просто любовался этим парнем, пока он не скрылся за поворотом! Это же надо: узнал, что у меня день рождения, купил конфеты, пришёл к караульному помещению, дождался, пока я сменюсь с поста и поздравил!
      А после караула в казарме меня ждали шесть поздравительных телеграмм: от мамы, Димы и Светика (я смекнул – это димина, или вернее, наша новая пассия, которую оприходовал Димон и плавно вводит в круг нашего полового общения), Юры Ломанова, Толика Капанкова из Самаркандского танкового, Жанночки и Алёны, и... Тани. От Тани – лишь поздравление, что там и как со свадьбой – ни строчки.
      Бог ты мой! Вроде бы мелочь, но до чего же приятно, когда о тебе помнят твои друзья и подруги! Будущие, между прочим, тоже!
      Кстати, предавая мне телеграммы, дневальный, курсант из 1й аэ Саня Парлышев, сказал:
      — Готовлюсь к наряду. Приходит почтальон, приносит письма, тебе – телеграммы. Ваши приехали с полётов, спрашиваю: где Кручинин? Мне отвечают: «Так, он в карауле!» Я говорю: «Как в карауле? У него же сегодня день рождения!» Все замерли! В кубрике наступила тишина! Немая сцена из «Ревизора»!.. Слушай, Юр! Я знал, что ваша четвёртая эскадрилья припезд*нная! Но что настолько?
      Я рассматривал полученные телеграммы и вступаться за честь эскадрильи, которая так обошлась со мной в мой главный день в году, не хотелось!
      — Нет, это у меня в голове не укладывается – у человека день рождения и его запирать под ружьё! Свиньи! Настоящие свиньи! Как вы там, в такой аэ служите и летаете?
      Я смеюсь:
      — Вот так служим и летаем!
      — В общем, мои тебе поздравления!
      — Ну, спасибо, Саш!
      Вот, оказывается, почему наши вспомнили о моём дне варенья – им дневальный из 1й аэ про телеграммы сказал! А вот это уже печально!
<<•><•>>

      ...В карауле спать хочется больше, чем жить! Если б в сутках было двадцать пять часов, то при несении караульной службы я бы проспал, наверное, все двадцать шесть. Можно дрыхнуть все часы «свободной» смены, и всё равно будет тянуть в сон. Это проверено уже на опыте. Не потому ли так легко вырезаются и часовые на постах, и целые караулы?!
      Похвастаюсь сам перед собой: за все свои караулы в Рогани [теперь могу сказать, что за все годы службы] я на посту никогда не позволял себе спать и даже присесть где-нибудь в укромном уголке! Не потому, что «дисциплинирован», а просто потому, что не хотелось быть «вырезанным». Я всегда помнил золотое правило всех часовых: «Сядешь – закроешь глаза. Закроешь глаза – уснёшь. А уснёшь – будешь убит!» (Это правило я сам придумал!) А всякая война начинается с убийства часовых. И когда она начнётся, кто его знает! Может, именно сегодня?
<<•><•>>

      ...Сквозь ставни пробивается пучок света. Я подставляю под него циферблат моих часов.
      Да, время обедать. Предупредив об этом Ерёменко (как начкар, он должен знать о моём месте пребывания), я ухожу в столовую.
      В обеденном зале, увидев своих, я, с заспанными глазами и следами на лице от ватной подушки, что были в караулке,  поднимаю руку в приветствии и водружаюсь на своё место.
      В столовой было довольно шумно. Отчего, я понял, спустя минуту: все обсуждали случившееся сегодня на полётах.
       — У тебя, Юрик, нашлись последователи! — сообщает новость Володя Журавлин.
       — Какие? — спрашиваю, лениво ковыряясь в салате с маринованной селёдкой и луком.
      Если бы они только знали, насколько мне начхать на моих последователей, сейчас бы все разрыдались!
       — Ну, те, которые на посадку против старта заходят, — вставляет Шурик.
       — И кто же сей червонец?
      Они загадочно улыбаются.
       Ну, не хотите говорить – не надо! Я приступаю к поеданию закуски с корочкой чёрного хлеба. 
       — А вон, Ёсипов!
      Это прерывает мои усилия по укладыванию пищи в свой организм.
       — Серьёзно, что ли?
       — Да. У него это получилось ещё хуже, чем у тебя. Ты хоть над точкой шёл на своём эшелоне, не снижался без разрешения ГРП и никого зацепить не мог. А он пришёл из зоны, снизился, проткнув все нижние эшелоны, вошёл в круг, выполнил первый и второй развороты и даже [на траверзе] выпустил шасси. И всё с противоположным стартом!
       — Н-н-ничего себе! — только и смог вымолвить я. — А какая у него была зона?
       — Кажется, четвёртая.
       — Четвёртая. Значит, он снижался с эшелона 1800 метров, и снижение было где-то над Ворошиловкой...
      Да, вполне возможно, что РП и не видел его! Но куда смотрели наблюдающие и РСП? Вот загадка!
       — На траверзе он чуть сам в гроб не вошёл, и ещё двоих [на другом самолёте] с собой не прихватил!
       — Вот как?.. Да, при лобовом столкновении на скорости 250-300 километров в час остаться в живых шансов нет ни у кого!.. Ай, да Ёсипов...
       — ...козёл! — продолжил за меня Володя Журавлин.
      Нашего Ёсипова по-прежнему стойко ненавидели все курсанты за его въедливость и дотошность! И поэтому любую его неприятность фактически все встречали с воодушевлением.
      Я вспомнил, как после моей ошибки, Ёсипов, подначивая, всё допытывался у меня:
      — Ну, что же это ты, Кручинин. Зайти против старта. Как же это можно? Не соображаешь в полёте, что ли? Книжку с картинками полистал бы, что ли.
      Поэтому после обеда я не выдержал, подошёл к виновнику «торжества» и ехидно спросил:
       — Ну что, Ёсипов! Теперь ты понял, что это делается очень даже легко?..
      Старшина стоял в положении только что обоср*вшегося. Он ничего не отвечал, только нервно курил. И я, чтобы подсластить пилюлю, продолжил:
      — И я думаю, что такой просчёт возможен и у других. Ибо никто не задумывается над чужими ошибками. Всем кажется, что они святые и застрахованы на все случаи жизни от всего. А «святым» всё станет ясно, когда промах будет у них за спиной, как факт их биографии. Так уж человек по-дурацки устроен: до него лучше доходит, если он учится лишь на своих ошибках...

 Testimoniun paupertatis¹
 
      <<•>> — Видя факт, который по ошибке считаете достойным презрения, вы уже отказываете человеческому существу в гуманном на него взгляде.
Фёдор Михайлович ДОСТОЕВСКИЙ, «Преступление и наказание»
<<•><><•>>
      <<•>> — Я согласен, что иначе, то есть без беспрерывного поядения друг друга, устроить мир было никак невозможно; я даже согласен допустить, что ничето не понимаю в этом устройстве, но зато вот что я знаю наверно: если уже раз мне дали сознать, что «я есмь», то, какое мне дело до того, что мир устроен с ошибками и что иначе он не может стоять? Кто же и за что меня после этого будет судить?
Фёдор Михайлович ДОСТОЕВСКИЙ, «Идиот»
<<•><><•>>
      <<•>> Не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. Не бойтесь ошибаться – бойтесь повторять ошибки.
Теодор РУЗВЕЛЬТ
<<•><><•>>
      <<•>> — Уверена, мы все совершаем глупости, когда увлечены! Все достойны второго шанса!
      — Я не подведу, клянусь!
      — Не подведи!
Из англ. худ. сериала «Отель “Вавилон”»
<<•><><•>>
      <<•>> — Приятель, нам не нужны неприятности.
      — А что нужно? Твоя мама?
Из америк. худ. сериала «Зло, творимое людьми»
<<•><><•>>
      <<•>> — Мы все ошибаемся!
      — Но кое-кто для этого слишком стар!
      — Значит, ему ошибаться намного больнее!
      — А то я не знаю!
Из англ. худ. сериала «Отель “Вавилон”»
<<•><><•>>
      <<•>> — Ты ошибся в одном: ждать чего-то и быть готовым к этому – разные вещи!
Из америк. худ. сериала «Андромеда»
<<•><><•>>
      <<•>> — Ты ошибаешься уже второй раз! Ещё один и всё!
      — Второй раз? А когда был первый?
      — Осторожнее! Забыть о первом проступке – тоже проступок!
      — Верно! Я вспомнил! Это тоже не повторится!
      — Свободен!
      — Что было в первый раз?..
      — Дилон, что такое «первый раз»?
      — Ничего! Но под давлением он работает лучше!
Из америк. худ. сериала «Андромеда»
<<•><><•>>
      <<•>> — Дамы и господа! Пристегните ремни! Наш рейс Москва – Симферополь взлетает!
Из худ. сериала «Глухарь»
<<•><><•>>
      <<•>> — Прекратите! У вас всё на лице написано!
      — Я не знаю, что сказать! Это ошибка!
Из америк. худ. сериала «Безумцы»
<<•><><><><•>>
 f89cc33f__19.jpg
icon1.gifOmnia praeclara rara²
icon2.gif ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ
•• >> Друг << ••
<<•• [Саша Кириллов] ••>>
 
— И как же вы, гадёныши, сдружились?
Из америк. худ. сериала «Доктор Хаус»
<<••>>
— Боже мой! Какая у вас душа!
Из худ. к/ф-ма «Покровские ворота»
<<••>>
— Он – мой друг!
— И что же вы в нём цените?
— Я могу сказать ему, что угодно, и он не уйдёт!
Из америк. худ. сериала «Доктор Хаус»

      В половине седьмого в спортивном костюме с пакетом, в котором четыре бутылки хлебного кваса, жду Сашу Кириллова. Обращаю внимание: паром из подвесных баков находится на противоположном берегу.
      Чёрт! Как же мы туда переберёмся? Придётся голыми вплавь!
      Но плыть не пришлось. Из леса вышел... Саня и на пароме перебрался на этот берег, принял меня, и мы потащили за проволоку паром в обратную сторону.
      Спрыгнули на берег. Саня кладёт руку мне на плечи, ведёт в лес и говорит, что приготовил мне ещё один подарок.
      — Какой? — спрашиваю.
      Даже дыхание задержалось, остановился.
      — Сюрприз!
      И мой друг подталкивает меня продолжать движение дальше.
      Мы идём по вытоптанной дорожке. Затем сворачиваем по тропке в сторону нашего «нудистского» пляжа. Но и мимо его проходим.
      «Что же это за сюрприз?» — думаю.
      На небольшой прогалине справа дымится костерок. Саша подводит меня к нему. На палочке, чуть в стороне от огня (чтобы и не сгорели, и не остыли) нанизаны гусиная печёночка, сердце. А из погасающего костерка блестит фольга.
      — Держи, именинник! — Саня протягивает мне палочку с печёнкой.
      — А там? — показываю я на фольгу.
      — Там – гусиные фюзеляж и шасси!
      — Сашок! Ты что, ради меня стащил у хозяев гуся? — округляю я свои глаза.
      — Да бегал тут ничейный. Я его и оприходовал! — смеётся Саня, избегая смотреть мне в очи.
      Я обламываю палочку и делюсь деликатесом со своим другом.
      — Нет-нет, это тебе! Ты – именинник!
      — Саша! Только пополам! Ты – друг именинника!
      Сашок принимает шашлычок.
      — Ещё раз – с днём рождения, Юрик!
      Я обнимаю друга:
      — Спасибо, Сашок! Честное слово, тронут! До слёз!
      Действительно, это был сюрприз. Оказывается, после того, как Саша меня поздравил у караулки, он пошёл не на обед и в казарму, а на охоту. Охота была удачной. Свернув гусю шею, упаковав его в пакет и переправившись на другой берег, мой друг начал готовить праздничный ужин: ощипал гуся, выпотрошил его, вымыл, разделал. Фольга у него была припрятана заранее (как-то стащил в ТЭЧ). Завернув в неё гусятину, Саша сунул её в горящие угли. А печёночку и сердце стал жарить над огнём, как шашлычок. Несколько часов понадобилось, чтобы гусь стал более-менее готовым.
      — Я боялся, что не успею!
      — Саша! Нет слов! — развожу я руками. — Надо было хоть предупредить, я бы не ужинал!
      И мы начали пиршество. Хлеб был чёрный из солдатской столовой, квас я принёс. Мы кушали, запивали всё квасом.
      Первый тост был за именинника. Прия-я-ятно-о-о-о!
      Потом за моих родителей.
      Третьим тостом я поблагодарил Сашу за ужин и вспомнил высказывание Марка Твена: «Что сделать с человеком, который первым стал праздновать день рождения? Убить – мало». Санечка засмеялся.
      — Слава богу, мы с тобой не первые! Пьём за нас, за наши сокровенные желания и наши мечты! Чтобы всегда сбывалось то, что мы задумали! Чтобы рядом с нами было как можно больше порядочных и надёжных людей, таких, как ты, Сашок!
      — И как ты! — добавил мой друг. — И вообще, это прекрасный день!
      Я посмотрел на парня: да сколько же можно меня удивлять! Саша пояснил:
      — Дело в том, что день, когда рождается хороший человек, нельзя считать плохим!
      — Ты ещё и философ? Спасибо, Саша, спасибо! Для меня это действительно было счастье – появиться на свет! Не кто-то из миллионов мужских зародышей наслаждения моего отца, моих братьев и сестёр, которые имели одинаковый шанс вместе со мной, а именно я был зачат тем сентябрьским утром и получил право на жизнь!
      — А почему именно утром?
      — По рассказу моей матери. Я знаю, как случилось сие таинство! Это было очень романтично!
      — Здорово!
      — А спустя ровно девять месяцев после того романтического для моей матери, приятного для моего отца и чудесного для меня утра, 19 лет назад, 29 июня, состоялся мой выход в свет, мой первый вздох, мой первый вскрик. И тоже утречком, ровно в семь! Теперь я есть я, и это не изменить!
      Подкрепившись, пошли на наш пляж, раздевались догола с чувством, будто одновременно с одеждой скидывали с себя весь груз проблем, купались голышом. Потом загорали на песке. Дальше, не одеваясь, в одних тапочках снова бежали к костру, обжигаясь, нажимали на гусиные лапки с зажаристой корочкой. И мне казалось, что это было самым вкусным, что я ел когда-либо! Ведь мясо не только приготовлено на открытом огне от хвороста, но и было сделано с душой для меня, моего дня рождения МОИМ ДРУГОМ! Вы думаете, это преувеличение? А попробуйте! Пусть ваш друг позаботится о вашем дне рождения и постарается для вас с единственной целью – сделать всё неординарно и доставить вам, именно вам, удовольствие!
      Единственное, чего мы опасались – что наши крики, разговоры, дым костра и запах жареной птицы привлечёт кого-нибудь из гарнизона, оказавшегося на этой стороне реки, и увидят нас голыми. Но был уже вечер и все гуляющие, очевидно, переправились на пароме, разошлись по домам. А сам паромчик был у нашего берега. Поэтому нам никто быть дикарями так и не помешал.
      С новыми силами плескались в затоке. Валялись на песочке. И опять к нашему костерку за новой порцией вкусной гусятины. Подъев чуток, снова неслись на пляж и, скинув спортивные тапочки, бросались в воду! Брызгаясь, боролись в воде. Саша, хорошо накаченный, когда-то подростком занимался вольной борьбой, мне, имениннику, не имеющему опыта в спортивных единоборствах, конечно, поддавался. И я после продолжительной схватки, укладывая на лопатки, распластывал его под собой. И он кричал, что сдаётся и бил ладошкой по воде. Я переваливался на спину, и мы оба, запыхавшиеся в порыве борьбы, лежали рядом. Вдруг Сашок бросался на меня, после короткого сражения захватывал руки, обездвиживал соперника, прижимал к песку и требовал моей капитуляции. Приходилось сдаваться! Саша освобождал захваты, падал рядышком. Однако враг был хитёр и коварен! Я тут же набрасывался на него! Мы, сцепившись, перекатывались в воде у берега, брызги неслись во все стороны, но потом он снова оказывался подмят, распластан, беспомощен, побеждён...
      Мы вместе плавали, то медленно, отдыхая, то неслись, как бешеные, на перегонки к осоке и назад к берегу. Побеждал то я, то Сашок.
      Затем расслабленные опять загорали голышом, пока не стало прятаться за верхушки деревьев солнце.
      Шутя, предложил Сане загорать ему только от пояса и снизу, так как верхняя часть тела у моего друга уже была чёрной от загара при работе на технике на аэродроме. Саша отмахнулся: пусть будет, как есть!
      — Лишь бы задница и пенис не сгорели! А то тяжело будет сидеть, ходить и... трахать Люду! — смеялся он.
      Да, ягодицы и у него, и у меня были беломраморными, цвета медицинского халата. Не часто ведь нам приходится загорать голыми! Но усладно!
      Снова говорили обо всём. Для нас запретных тем просто не существовало. Ну а разговоры, куда только не уведут наши мысли и желания!.. Всё у нас было! Мы наслаждались общением и даже просто присутствием рядом друг с другом, своей свободой от условностей, юностью и здоровьем. И тем, что нам никто не мешал... Пожалели только о том, что с собой не взяли мяч!..
      Потом купались... 
      Расслаблялись на песке...
      Возобновляли прерванный разговор...
      Даже когда голышом шли к нашему костерку за новой порцией гусиного мясца, продолжали начатую тему...
      В общем, мой 19й день рождения удался на славу!.. И сегодняшний караул после такого вечера казался мне просто не очень приятным кратким сном...
      19.jpgВдогонку:

      ••>> Цели не было, желаний тоже, силы где-то там отдыхали отдельно от меня.
Денис ФРОЛОВ, «Танцор и киллер»
<<•>••<•>>

      Подходило время вечерней проверки. Насытились до отказа, да так, что потом еле руками и ногами перебирали в воде.
      — А куда остальное? — интересуюсь, когда в очередной раз очутились у погасшего костра. — Слушай, мы же всё не съедим!
      — Да, господи! Заберу в казарму. Скажу, что от празднования твоего дня рождения осталось! А это, между прочим, правда! Наши голодные волки там это быстро укокошат! Свежая жареная гусятина! Ещё и хорошим товарищем меня назовут!
      — Ты не хороший товарищ! Ты, Саша, самый лучший!
      — Да ладно! — снова краснеет Сашок.
      — А чего, «ладно»? Я просто удивляюсь: с тобой служат, спят в казарме…
      Саша замотал головой и меня перебил:
      — Я ни с кем в казарме не сплю! — и засмеялся.
      — Хорошо, — согласился я, — ночуют в казарме, едят в столовой, работают на аэродроме, и никто не видит, какая красивая у тебя душа, насколько верным товарищем и преданным другом ты можешь быть!
      Вдруг этот красивый Адонис стал серьёзным. И, глядя на тлеющие угли костра, помолчав, тихо проговорил:
      — Знаешь, Юр, я тоже всё время ищу такого парня, с которым можно дружить, говорить обо всём, который надёжный, не предаст, поможет в трудную минуту... Вот только тебя и нашёл!
      — Спасибо тебе! — почему-то прошептал я. — А я – тебя!
      Небольшая пауза, в которой оценивал всё, что знал об этом юноше.
      — Вот, казалось, ты уже поздравил, из своей зря-платы техника самолёта отсчитал деньги, купил конфеты! Что ещё? А тебе показалось мало! Никто о дне рождения друга не подумал, как его лучше отметить, а ты – на обед не пошёл, а стал организовывать наш праздничный ужин! Ты захотел устроить мне праздник! И праздник тебе удался! Этот свой день рождения, свои 19 лет, я всегда буду помнить!
      — Тем, что был в карауле? — переводя всё в шутку, смеётся своей великолепной улыбкой Саня.
      — Друг мой Саша! — я полуобнял парня, положив руку ему на плечи. И разделяя слова по значению: — Тем... что ты... устроил мне... нам... такой замечательный… вечер! Наверное, по оригинальности организации это будет самый лучший мой день рождения в жизни! Знаю наперёд: такое не повторится никогда! Я очень тебе благодарен! Очень!
      Сашок похлопал меня по руке у себя на плече:
      — Я старался! Ты не поверишь: доставить удовольствие своему другу, приятно удивить его – это тоже удовольствие!

      ...Я и сейчас, описывая свой день рождения, с благоговением шепчу:
      «Спасибо тебе, Саша!»
      Так я и встретил своё девятнадцатилетие.
     
19.jpgВдогонку:

      ••>> — Я тоже их ненавижу!
             — Что?
             — Дни рождений! С каждым годом прошлое всё растёт, а будущее становится всё меньше!
Из америк. худ. сериала «Андромеда»

        ••>> Прилетит вдруг волшебник
      В голубом вертолёте
      И бесплатно покажет кино,
      С Днём Рожденья поздравит,
      И, конечно, оставит
      Мне в подарок пятьсот эскимо!
      
      А я играю на гармошке
      У прохожих на виду.
      К сожаленью, День Рожденья
      Только раз в году.

Песня из м/ф-ма «Чебурашка и Крокодил Гена», сл. Э. Успенский, муз. В. Шаинский
ce1efa2bd123_k.jpg
Acceptissima semper munera sunt, auctor quae pretiosa facit³
 
      <<•>> Кого ничто не сердит, у того нет сердца, а бесчувственный не может быть личностью.
Бальтасар ГРАСИАН
<<•><><•>>
      <<•>> Любовь – милое безумие; честолюбие – опасная глупость.
Николла ШАМФОР
<<•><><•>>
      <<•>> Мне столько раз приходилось слышать о людях, которые умирают от любви, но за всю жизнь я не видела, чтобы кто-нибудь из них действительно умер.
Маргарита НАВАРРСКАЯ
<<•><><•>>
      <<•>> Ни один любовник не реагировал на причуды своей возлюбленной, как я на то, что делал Рузвельт.
Уинстон ЧЕРЧИЛЛЬ
<<•><><•>>
      <<•>> Не сокращай часов веселья тупыми наблюдениями за пустопорожней жизнью.
Блогер Кирилл_23
<<•><><•>>
      <<•>> Ведь по радуги мосту изящному
      Путь открыт тебе лишь одному
      Лишних нет, но нет в нем и любящих
      А без них нет счастья никому...
Кирилл РАЙМАН, «Одиночество»
<<•><><•>>
      <<•>> — Ты рехнулся?!!
      — Угу. Моментально, как только увидел тебя впервые.
Денис ФРОЛОВ, «Танцор и киллер»
<<•><><•>>
      <<•>> Как ему удаётся настолько точно предугадывать мои желания? Или он делает так, что они у меня возникают?
Денис ФРОЛОВ, «Танцор и киллер»
<<•><><•>>
      <<•>> Он точно демон. Самый настоящий. И мой. Навсегда.
Денис ФРОЛОВ, «Танцор и киллер»
<<•><><•>>
      <<•>> Ты был прекраснейшим цветком в моей жизни... Ты был похож на пламя, горевшее так ярко... Ты был ветром, коснувшимся моих ветвей... Слышишь ли ты, песню ветра и деревьев? Слышишь ли, песню нашей юности? Ах... помнит ли кто-нибудь... Дни принадлежащие только тебе?...
манга Токемуи КЕЙКО, «Песня ветра и деревьев»
<<•><><•>>
      <<•>> Любовь – это прежде всего упражнение в молитве, а молитва – упражнение в молчании.
Антуан де Сент-ЭКЗЮПЕРИ
<<•><><•>>
      <<•>> Можно любить тех, кому приказываешь, но нельзя говорить им об этом.
Антуан де Сент-ЭКЗЮПЕРИ
<<•><><•>>
      <<•>> Любовь – это дружба, не знающая границ.
В. ДУБИНСКИЙ
<<•><><•>>
      <<•>> Дружба – это любовь без крыльев.
Джордж БАЙРОН
<<•><><•>>
      <<•>> — Как дела, красавчик? Друзья и патроны – где они, когда нужно?
Из америк. худ. к/ф-ма «Команда А»
<<•><><•>>
      <<•>> — Доброта – не бешенство, таким путём не передаётся!
Из худ. телесериала «След»
<<•><><•>>
      <<•>> — Выяснилось, что ты – мой единственный друг!
Из америк. худ. сериала «Доктор Хаус»
<<•><><•>>
      <<•>> Старый клён, старый клён,
      Старый клён стучит в стекло,
      Приглашая нас с друзьями на прогулку.
Песня из худ. к/ф-ма «Девчата»
<<•><><•>>
      <<•>> И это, кажется, не тайна,
       Что люди с болью и мечтой,
       Всегда встречаются случайно,
       На равных – грешник и святой.
Автор текста (слов) Евгений ДОЛМАТОВСКИЙ
<<•><><•>>
      <<•>> — Я лишь хочу, чтобы мы были друзьями!
      — Смешно! Именно этого я хочу меньше всего!
Из америк. худ. сериала «Доктор Хаус»
<<•><><•>>
      <<•>> — Почему вы с Уилсоном друзья? По-вашему, эта дружба – лучшее, на что вы способны?
      — Уилсон – неутешительный приз!
Из америк. худ. сериала «Доктор Хаус»
<<•><><•>>
      <<•>> — Тебе, кажется, всё равно!
      — А чего ты ожидал? Ты не можешь стать моим лучшим другом только потому, что у тебя был неудачный день! Спустись на землю!
Из америк. худ. к/ф-ма «Красота по-американски»
pastarchives.jpg
      Напоминаем, что оценить представленный материал вы можете не только в комментариях, но и с помощью выставления оценки ЛУЧШИЙ-ХУДШИЙ 
(по пятибальной шкале) и нажав клавишу РЕЙТИНГ вверху страницы. Для авторов и администрации сайта ваши оценки чрезвычайно важны!
______________________
      1 Testimoniun paupertatis (ит.) – букв. свидетельство о бедности, признание слабости, несостоятельности в чём-либо; свидетельство чьего-либо скудоумия.
      2 Omnia praeclara rara (лат.) – Всё прекрасное редко.
      3 Acceptissima semper munera sunt, auctor quae pretiosa facit (лат.) – Милее всего те подарки, чья ценность в самом дарителе. Из Овидия.