3ve3da.jpg  [ХВВАУЛ-74] Харьковское Высшее Военное Авиационное ордена Красной Звезды Училище Лётчиков ВВС
им. дважды Героя Советского Союз
а С.И. Грицевца
homemail
< Июль 2013 >
П В С Ч П С В
1 2 3 4 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
Сообщения чата
Сейчас 327 гостей и 12 пользователей онлайн
  • eensleydari
  • upatrumclem

РАССТРЕЛЯННЫЕ ЛЁТЧИКИ-ГЕРОИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 5
ХудшийЛучший 
Автор: Юрий Фёдоров   
 
Pumpur_1.jpg

3. КОМАНДУЮЩИЙ ВВС МОСКОВСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА
(РАСКРЫТЫЙ НКВД «ЗАГОВОР ГЕРОЕВ»)

Начало см.

Забытая история авиации. Вводная часть о расстрелянных лётчиках-Героях Советского Союза.
1. Боевой лётчик, возглавлявший ГРУ (о Герое Советского Союза генерал-лейтенанте авиации Проскурове И.И.)

2. Командующий авиацией округа и ЮЗ фронта (о Герое Советского Союза генерал-лейтенанте авиации Птухине Е.С.)


Герой Советского Союза
генерал-лейтенант авиации
ПУМПУР ПЁТР ИВАНОВИЧ
25.04.1900-23.03.1942


      Пётр (Петерис) Иванович (Ионович) Пумпур родился 25 апреля 1900 года в семье латышского крестьянина Платерской волости Рижского уезда Лифляндской губернии. Окончив церковно-приходскую школу, помогал отцу батрачить на зажиточных соседей. Обучался в ремесленном училище, где закончил два класса. Применяя полученные знания, работал учеником слесаря и помощником шофёра.

      В мае 1918 года Пётр Пумпур добровольно вступает в ряды Красной Армии. Учитывая имевшийся опыт в слесарном и автоделе, его определили служить помощником шофёра в 4-й истребительный авиаотряд в Москве. В октябре 1918 года перевели служить помощником шофёра во 2-й Псковский истребительный авиаотряд в Самаре.
      С ноября 1918 по июнь 1921 года Пётр Пумпур служит авиамотористом в 4-м истребительном авиаотряде. В составе этого подразделения он участвует в Гражданской войне, воюя на Восточном, Юго-Восточном, Южном и Западном фронтах. В 1919 году коммунисты части приняли П.И. Пумпура в ряды РКП(б).
      После окончания Гражданской войны Пётр Пумпур решает остаться на военной службе. С июля по декабрь 1921 года он служит авиамотористом Управления комендатуры Центрального аэродрома Москвы. Находясь постоянно среди лётчиков, слушая их рассказы и разговоры, Пётр всё больше и больше осознаёт, что жить без неба не может. Он просит командование отправить его на обучение лётному делу.
      С января 1922 по март 1923 года П. Пумпур проходит обучение в Егорьевской военно-теоретической школе лётчиков, а с апреля 1923 года – во 2-й Военной школе лётчиков в Борисоглебске. 26 октября 1923 года состоялся первый выпуск курсантов лётной школы. В этот день путёвку в большую авиацию получили 10 человек, в том числе Пётр Пумпур и Валерий Чкалов.
      С ноября 1923 по май 1924 года Пётр Пумпур продолжает осваивать лётное дело в 1-й Военной школе лётчиков в Москве, а с мая по июль 1924 года – в Серпуховской высшей школе стрельб и бомбометания.
      И вот, наконец, годы учёбы остались позади. В августе 1924 года молодого авиатора направляют служить во 2-ю истребительную эскадрилью в Москве. Пумпур служит старшим лётчиком, осваивая все типы самолётов, стоявших на вооружении подразделения. Как один из лучших пилотов, не раз отмечался командованием и ставился в пример сослуживцам.
      Герой Советского Союза Маршал авиации С.А. Красовский вспоминает:
      «В эскадрилье А.Д. Ширинкина служили лётчики Пётр Пумпур, Евгений Птухин... Невысокий русоволосый Птухин – в отряде его все любовно называли Женей – выделялся среди других незаурядным лётным мастерством. Пётр Иванович Пумпур был немного старше Птухина по возрасту и производил впечатление солидного, знающего себе цену командира. В авиации он начал работать мотористом, затем научился летать. Пётр Иванович не любил суеты, всё делал обстоятельно»¹.
      В июле 1925 года Пётр Пумпур и другие лётчики эскадрильи принимают участие в подавлении бандитских мятежей, руководимых эсерами и меньшевиками. Бандиты сосредоточились в сёлах близ станции Ильинская Московско-Курской железной дороги. Жгли хлеб и дома активистов, расправлялись с сочувствующими советской власти.
      Лётчики эскадрильи совершали боевые вылеты на разведку, производили обстрелы и рассеивание банд. Полёты были сопряжены со смертельной опасностью. Во время вылета 11 июля бандиты подбили самолёт. Лётчик был ранен, но сумел совершить вынужденную посадку и скрыться в лесу. Самолёт был сожжён бандитами.
      Приказом Реввоенсовета СССР № 719 от 03 июля 1925 года за достигнутые успехи 2-й эскадрильи было присвоено почётное наименование «имени Ф.Э. Дзержинского», а в декабре 1926 года она была переименована в 7-ю отдельную авиаэскадрилью.
      Пётр Иванович по прежнему много времени проводит в воздухе в кабине самолёта, оттачивает лётное мастерство, осваивает новые фигуры пилотажа, начинает передавать свой опыт новой плеяде молодых пилотов. Начинается и его карьерный рост. В октябре 1925 года он становится командиром звена, а с февраля 1927 года командует отдельным отрядом в 7-й истребительной эскадрилье.
      Продолжая неустанно работать над собой, в 1929 году П.И. Пумпур оканчивает курсы усовершенствования командного состава при Военно-воздушной академии им. Жуковского. Учитывая его большой опыт в лётном деле, Петру Ивановичу поручается командовать 31-й истребительной эскадрильей. Четыре года возглавлял П.И. Пумпур это соединение. За прошедшее время он успел послужить в Брянске, Люберцах, Монино, Лесозаводске.
      В октябре 1934 года П.И. Пумпур был назначен командиром-комиссаром 403-й истребительной авиабригады в г. Люберцы. Новый командир быстро завоевал авторитет и уважение у лётчиков части. Виртуозно владея любым типом истребителя, на личном примере показывал, как необходимо выполнять фигуры высшего пилотажа и вести бой с условным противником.
pumpur.jpgPumpur_2_1.jpg
1> Подполковник П.И. Пумпур, командир-комиссар 403й Истребительной Бригады.
2> Полковник Хулио (П. Пумпур) в Испании. Сфотографирован рядом со своим другом Птухиным. Однако после ареста последнего лично вырезал изображение друга, чтобы это фото не послужило поводом для ареста НКВД... Таковы были времена и нравы: отказывались от друзей, чтобы остаться в живых самому...

 
      22 сентября 1935 года Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров СССР издали постановление «О введении персональных военных званий начальствующего состава РККА». 4 декабря 1935 года народный комиссар обороны СССР приказом по личному составу армии за № 2509, присвоил П.И. Пумпуру воинское звание «комбриг».
      В январе 1936 года Пётр Иванович Пумпур поступает на оперативный факультет Военно-воздушной академии РККА им. Жуковского.
      Вот что вспоминает об этом Герой Советского Союза Маршал авиации С.А. Красовский:
      «После занятий мы шли обычно с комбригом П.И. Пумпуром в общежитие по Чапаевскому переулку, делились впечатлениями о прослушанных лекциях. В гражданскую войну Пётр Иванович был мотористом, летать научился уже в мирное время. Высокий, сильный, он отличался философским спокойствием и прирождённым добродушием. Его любимая поговорка “Не спеши, но поторапливайся!” очень точно определяла весь склад души этого обаятельного человека.
      Дома, за крепким душистым чаем, приготовленным моей женой, Пумпур с неповторимым юмором рассказывал какую-нибудь смешную историю...
      Мы тогда не знали, что вскоре надолго расстанемся с Петром Ивановичем. После окончания учёбы он в числе первых лётчиков-добровольцев отправился в Испанию. Сражался в небе Мадрида и Барселоны»².
      Летом 1936 года в Испании вспыхнул мятеж генерала Франко, поддержанный фашистскими режимами Германии и Италии. Советский Союз начинает оказывать помощь республиканскому правительству, нелегально направляя лучших военных специалистов.
      С октября 1936 года комбриг Пумпур под псевдонимом «полковник Хулио» находится в Испании. Желание сражаться с врагом было настолько сильным, что, не дожидаясь поступления из Советского Союза современных самолётов, П. Пумпур, Е. Ерлыкин, И. Копец и А. Ковалевский сделали по несколько боевых вылетов на «ньюпорах». Это были самолёты времён Первой мировой войны, маломаневренные и развивавшие скорость 120 километров в час. Надо было иметь немало мужества, чтобы летать на такой «технике». Ведь при встрече с истребителями противника эти самолёты были для них лёгкой добычей. К тому же их могли легко сбить с земли оружейно-пулемётным огнём.
      3 ноября 1936 года на аэродроме Альхантерилья, возле города Мурсин, были собраны и подготовлены к боевым действиям 11 истребителей И-15. Полковник Хулио возглавляет перелёт самолётов в Мадрид. Перегон выдался сложным, в дело вмешалась непогода. В результате два самолёта потеряли ориентировку и сели на территории франкистов, лётчики оказались во вражеском плену. Остальные прибывшие истребители под руководством П.И. Пумпура приступили к боевым дежурствам.
      Первые схватки с врагом принесли радость победы и горечь потерь. Вот что вспоминает о тех днях Герой Советского Союза генерал-майор авиации Е.Ф. Кондрат:
      «Двух республиканских бомбардировщиков “потез” стали догонять истребители – “хейнкели” и “фиаты”. Две старые французские калоши против четырнадцати.
      Нам немедленно сообщили об этом. И вот двенадцать советских истребителей мигом взвились в небо и пошли наперерез. “Хейнкели” и “фиаты” оставили “потезы”. Похоже, фашисты даже обрадовались, что есть добыча поважнее, лихо развернулись и устремились нам навстречу. Мы плотным строем, крылом к крылу, пошли в лобовую атаку. Я чувствовал, как нога подрагивает на педали, а спине стало мокро и жарко.
      Они не выдержали сближения, рассыпались, тут рассыпались и мы, вцепившись каждый в своего врага. Загрохотали пулемёты. Почему-то я плохо стал видеть. То ли от резких маневров, то ли от нервного напряжения, не пойму, но бой для меня протекал, как в тумане. Единственно, о чём помнил, – не зазеваться, успевать смотреть во все стороны. Заметил: слева удирал, карабкаясь вверх, “хейнкель”, а наш – по номеру узнал Рычагова – вцепился в него мёртвой хваткой и рубанул очередью. Впереди задымил ещё один. Я стрелял, по мне стреляли, увёртывался, и от меня увёртывались, догонял, ускользал и всё опасался просмотреть или оторваться далеко от своих. Как-никак – первый бой... На вираже в поле зрения мелькнуло: падает наш дымящийся И-15. Но кто – по номеру не вижу. Далеко. Почему не прыгает?..
      Франкисты выходили из боя, уносясь подальше и кто куда. В этот бой нас водил Пумпур. Вон его самолёт, делает горку – сигнал сбора. Летим на свой аэродром»³.
      4 ноября 1936 года, беседуя с лётчиками, Пётр Иванович учил их тактике ведения воздушного боя:
      — Вы должны искать противника в воздухе, не ждать, когда он вас обнаружит и атакует первым. Вы сами должны навязывать ему бой, диктовать свою волю. Атаковать надо смело и решительно. Держитесь компактно. Поле боя покидайте только тогда, когда в воздухе не останется ни одного вражеского самолёта. Достаточно один раз уступить противнику инициативу, и потом вам будет очень трудно стать хозяевами мадридского неба4.
      8 ноября 1936 года комбриг Пумпур возглавляет перелёт 16 только что собранных истребителей И-16 из Альхантерильи. И опять в дело вмешалась непогода. Пришлось садиться в Альбасете. В результате на место назначения прибыли лишь 10 ноября. И сразу же истребители под руководством П.И. Пумпура вступили в бой. С 16:00 до 17:10 И-16 штурмуют парк Каса-дель-Кампо. Ведущий первым пикирует на позиции врага и открывает огонь. Затем делает ещё несколько заходов. Три самолёта получили пробоины от зенитного огня.
      14 ноября 1936 года комбриг Пумпур приводит в Гвадалахару новую группу из 13 истребителей И-16. Он возглавляет истребительную группу из трёх эскадрилий И-16 и трёх эскадрилий И-15, и руководит их действиями на Мадридском фронте. При основной группе истребителей Пумпур создал маленький резерв из 5-6 самолётов, в который были включены опытные советские лётчики: Иван Копец, Антон Ковалевский, Евгений Ерлыкин и трое испанцев: Алонсо, Лакалье и Хименес.
      Пётр Иванович водил в бой вновь прибывавшие группы, определял их дислокацию в зависимости от обстановки, часто использовал истребители для разведки наземных войск, нередко сам участвовал в воздушных боях. Вот что он вспоминал об одном из отражений вражеского налёта в небе над Барселоной:
      «Встретился я с итальянским бомбовозом “савойя”. Бью по нему из пулемётов ШКАС, а он летит как ни в чём не бывало. Зло меня разобрало. Повторил атаку, и опять все пули, словно в перину, всадил... Третья атака тоже не принесла удачи. И когда боекомплект уже был на исходе, подошёл почти вплотную и ударил по бензобакам. Наконец-то бомбардировщик загорелся. В общем, помотал меня итальянец, но и кое-чему научил. Мелковаты наши пульки для фашистских самолётов»5.
      За своё умение отчаянно и виртуозно драться в воздухе с врагом П.И. Пумпур получает от испанцев прозвище «Воздушный лев». Он участвует во многих воздушных боях и вскоре доводит личный счёт до пяти сбитых самолётов противника. 2 января 1937 года за успехи в деле оказания помощи республиканскому правительству комбриг П.И. Пумпур был награждён орденом Ленина.
      Михаил Кольцов в своём «Испанском дневнике» от 3 января 1937 года отмечает:
      «Полковник Хулио, командир всех истребителей Мадридского фронта, размышлял и разрабатывал новые тактические методы выхода из воздушного боя. Он пришёл к одному, не знаю, насколько испанскому, но очень подходящему для любой нации методу: уходить только тогда, когда противник очистит воздух. Пока это правило будет соблюдаться, враг не будет слишком много мнить о себе. Если же хоть раз уйти с воздушного поля битвы, хотя бы даже самым военно-научным способом, но оставив воздух противнику – не ждите добра. Конечно, речь идёт не о тех случаях, когда враг в несколько раз превосходит числом самолётов и вооружением»6.
      Весной 1937 года авиагруппу полковника Хулио перебрасывают под Гвадалахару. 8 марта воздушная разведка сообщила, что по Французскому шоссе в сторону Гвадалахары движется многокилометровая колонна танков и автомашин с пехотой. Прикрытия с воздуха не было, т.к. погода стояла очень плохая. Фашисты были убеждены в том, что республиканские лётчики тоже не смогут летать. Но они жестоко просчитались.
      С 9 марта 1937 года республиканские ВВС организовали конвейер воздушных налётов. Комбриг Пумпур лично участвует в штурмовках вражеской колонны во главе своих истребителей. В налётах принимало участие 45 истребителей, 15 штурмовиков и 11 бомбардировщиков. Пока одна группа наносила удар, другая шла к цели, третья заправлялась, четвёртая уже взлетала. Вражеская колонна была уничтожена. Потери среди личного состава итальянских дивизий были огромными. Франкисты потеряли много техники и оружия.
      11 мая 1937 года комбриг Пумпур был отозван в Советский Союз. Представляя Петра Ивановича к очередной награде по итогам «служебной командировки», командование отмечало:
      «Его заслугой является создание и непосредственное руководство бесстрашной группой республиканской истребительной авиации на Мадридском фронте, завоевавшей господство в воздухе над Мадридом. Сумел в ходе боёв создать блестящую тактику борьбы в воздухе, обеспечивающую постоянный и неизменный успех. Личным героизмом и руководством воздушными боями воспитывал кадры неустрашимых воздушных бойцов, ни разу не уступавших поле боя противнику. Лично участвовал в большинстве воздушных боёв. Налетал около 250 часов. Сам сбил несколько самолётов противника. Будучи общепризнанным авторитетом во всей республиканской авиации, окружил звание советского лётчика ореолом героизма и непобедимости»7.
      Постановлением Центрального Исполнительного Комитета СССР от 4 июля 1937 года, за образцовое выполнение специальных заданий Правительства по укреплению обороной мощи Советского Союза и проявленный в этом деле героизм, комбриг Пумпур Пётр Иванович был удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина. После учреждения знака особого отличия «Золотая Звезда» ему была вручена медаль № 49.
      В тот же день, 4 июля 1937 года, народный комиссар обороны СССР приказом по личному составу армии за № 0667/п присвоил П.И. Пумпуру внеочередное воинское звание «комкор». Дожидаясь нового назначения, он находится в Москве в распоряжении начальника ВВС РККА.
      В октябре 1937 года комкор Пумпур был назначен командующим Военно-воздушными силами Московского военного округа. Но на должности освоиться не успел. В составе наркомовской комиссии он отправляется на Дальний Восток, где проверяет боеготовность лётных частей ВВС. Судя по тому, как Пумпур придирчиво и скрупулёзно проверял подготовку отдельных лётчиков, они догадывались: идёт отбор кандидатов для «заграницы».
      В ноябре 1937 года комкор Пумпур получает новое назначение – командующим ВВС Отдельной Краснознамённой Дальневосточной армии. В это время обстановка на Дальнем Востоке была крайне напряжённой. Вторгшаяся в Китай Япония захватывала одну его провинцию за другой. Советский Союз начинает оказывать помощь китайскому народу в борьбе с японскими агрессорами, поставляя авиатехнику и военных специалистов. Один из первых перелётов истребителей выдался неудачным. 28 октября 1937 года при посадке на аэродроме в Сучжоу, расположенном в среднегорье, командир группы десяти И-16 Курдюмов В.М. не учёл меньшей плотности воздуха и повышенной посадочной скорости: самолёт выкатился за пределы полосы, перевернулся и сгорел, лётчик погиб.
      П.И. Пумпуру необходимо было организовать бесперебойную доставку истребителей для китайских ВВС. Узнав о лётных происшествиях в группе Курдюмова, он отменил уже назначенные сроки вылета второй группы И-16. Пумпур начал усиленно тренировать лётчиков в полётах на предельных высотах, с посадкой в труднодоступных местах в сопках, на ограниченных площадках. Летал сам. Спуска не давал никому.
      Участник того перелёта лётчик-истребитель Д.А. Кудымов вспоминает:
      «На аэродроме всё было готово к полёту. Техники в последний раз проверяли самолёты, командиры звеньев уточняли маршрут. И вот – звонкий голос комкора Пумпура:
      — По коням!
      Нашу первую группу – девять самолётов – вёл сам комкор. Тянь-Шанский горный хребет преодолевали на высоте 5000 метров. Воздух здесь был сильно разряжен, но мы не испытывали особых трудностей – сказались тренировочные полёты. Вот этой предварительной подготовки как раз и не хватало первой группе.
      Пальма первенства оказалась уготованной нам.
      — М-да, тяжела ты, шапка Мономаха, — невесело произнёс комкор Пумпур, когда мы приземлились на первый промежуточный аэродром в Кульдже, перелетев границу.
      Собственно, аэродромом эту посадочную площадку назвать можно было лишь условно. Правда, от камней её теперь расчистили – они были свалены на обочине посадочной полосы, рядом с остатками разбитого самолёта И-16... Но песок, в котором вязли ноги, остался. Нам повезло, что приземление обошлось без чрезвычайных происшествий.
      До Ланьчжоу, конечной точки нашего маршрута, путь был немалый, пришлось садиться на промежуточных аэродромах, дозаправляться горючим... На аэродроме в Ланьчжоу мы расстались со своим флагманом: комкору Пумпуру предстояло возвратиться назад, чтобы разведанным маршрутом переправлять в Китай новые партии советских самолётов. Воздушный мост СССР – Китай теперь должен был работать с предельной нагрузкой.
      Последние наставления, советы, пожелания. Комкор напоминал: во время предстоящих боёв ни при каких обстоятельствах не отрываться друг от друга, оберегать товарища в воздухе, быть предельно осмотрительными. Не забывать, что дело придётся иметь с численно превосходящим противником, на победы в одиночку рассчитывать нельзя.
      — До встречи, товарищи! Буду ждать вас на Родине, дома.
      Расцеловался с каждым и уехал в город. Увидеть его больше нам было не суждено»[8].
      Так начал действовать воздушный мост «СССР – Китай», по которому осуществлялись регулярные поставки авиатехники и грузов.
      12 декабря 1937 года трудящиеся Чувашской АССР избрали Петра Ивановича Пумпура депутатом Верховного Совета СССР 1-го созыва.
      В декабре 1938 года комкора Пумпура назначают начальником лётно-испытательной станции 1-го авиазавода. А вскоре он возглавил Управление боевой подготовки Военно-воздушных сил.
      Во время советско-финляндской войны 1939-1940 годов П.И. Пумпур во главе группы инструкторов по боевой подготовке был направлен для оказания помощи лётным частям Красной Армии.
      Вот что вспоминает об этом Герой Советского Союза Маршал авиации С.А. Красовский, командовавший в то время авиацией 14-й армии, ведущей бои на Кольском полуострове:
      «Прислали группу инструкторов, побывавших в Испании. Среди них был и Пётр Иванович Пумпур.
      — Прибыл к тебе, Степан Акимович, передавать боевой опыт. Будем истребителей на цели наводить стрелами. В Испании этот способ себя оправдал.
      Пётр Иванович быстро изобразил на бумаге линию фронта и места, где, по его мнению, следовало расположить стрелы.
      — Ну что ж, опыт не очень-то солидный, но, тем не менее, когда на истребителях нет радио, может пригодиться. Говорят, на безрыбье и рак рыба...
      Пумпур рассмеялся и, перейдя на серьёзный тон, продолжал:
      — Мы получили в Испании неплохой опыт воздушных боёв с фашистами. Оружие на самолётах надо срочно менять. Истребителям нужно пушечное вооружение»9.
      Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 4 июня 1940 года в Красной Армии были введены новые воинские звания. Петру Ивановичу Пумпуру было присвоено воинское звание «генерал-лейтенант авиации».
      16 июня 1940 года П.И. Пумпур был в числе первых, кто ступил на территорию Литовской Республики, вошедшей в состав СССР. Приземлившись на аэродроме г. Шауляй, он руководит посадкой и рассредоточением прибывающих авиационных частей.
      Вспоминает лётчик-истребитель Н.И. Петров:
      «В первых числах июня 1940 года кто жил на частных квартирах в г. Лида, всех переселили в авиагородок. 15 июня вечером зачитали боевой приказ, где говорилось: “С рассвета 16 июня 1940 года советские войска переходят границу с прибалтийскими странами Эстонией, Латвией, Литвой. С целью освобождения народа этих стран от гнёта буржуазии. Они хотят жить свободно, просят помощи” и т.д. Нашему 31 ИАП с рассветом 16 июня прикрывать железнодорожный узел Лида, свой аэродром на случай налёта авиации противника. Вести разведполеты по заданию вышестоящего командования. Сопровождать бомбардировщики СБ к цели и обратно (накануне они произвели посадку на аэродром). Вообще с рассветом 16-го ничего похожего на боевые действия не было. В середине дня нам зачитали приказ о перебазировании на аэродром Шауляй (Литва). Подготовились и в составе АЭ пяти звеньев перелетели на аэродром Шауляй, там было множество авиации, всякие типы самолётов: Р-5, СБ, И-15бис, И-15. Был заставлен весь аэродром. Только оставлена полоса для посадки. Даже одновременно звеном посадка была затруднена. Произошёл такой случай: перед посадкой при выпуске шасси у ведомого моего звена лейтенанта Клименко не выпустились полностью шасси. Я подал сигнал, иди вверх. И там по большому кругу попытайся на спине предпринять, что можно. Сам со вторым ведомым лейтенантом Зобниным произвёл посадку, быстро зарулив, выключил мотор, и бегом на старт, предупредить руководителя полётов о случае с ведомым. Вижу, стоит около “Т” майор Путивко, наш командир АП и рядом с тремя ромбами на петлицах. Обращаюсь:
      — Товарищ комкор, разрешите обратиться к майору Путивко?
      — А в чём дело?
      Объясняю в чём. Он говорит:
      — Видишь, сколько самолётов на аэродроме находится и ещё столько прилетит. Возиться с твоим ведомым не буду, «плюхнется» на полосу, потом сталкивай его. Если умный парень, найдёт, где сесть, а с аэродрома угоню.
      Для меня это как-то было не привычно. А потом майор Путивко сказал:
      — При боевых действиях ещё не то может быть.
      Я только много позднее это понял. В этот день обошлось всё благополучно, лётчик выпустил шасси и благополучно произвёл посадку. А командир корпуса – это был Пумпур, знаменитый в прошлом лётчик, герой Испании»10.
      В декабре 1940 года генерал-лейтенант П.И. Пумпур получил новое ответственное задание – снова возглавить Военно-воздушные силы Московского военного округа.
      В начале зимы 1940-1941 гг. по инициативе И.В. Сталина был издан приказ о проведении полётов исключительно с колёсного шасси. Упор при принятии данного решения делался на международный опыт применения авиации в зимних условиях и на то, что использование лыж снижает скорость полёта и скороподъёмность самолётов. Однако разумная идея натолкнулась на ряд объективных причин, не позволивших использовать её в полной мере. Зима 1940-1941 годов выдалась снежной и суровой. На большинстве аэродромов не хватало техники для расчистки лётного поля. Применявшиеся трактора и аэродромные катки для укатывания снега часто ломались и выходили из строя. Приходилось использовать большое количество личного состава подразделений для приведения аэродромов в более-менее пригодное состояние для полётов. Многие командиры, опасаясь возможного роста аварийности, отказывались брать на себя ответственность по организации полётов. В результате авиация практически перестала летать. Лётчики во время вынужденных простоев теряли навыки владения самолётами. Возобновившиеся после схода снега полёты вызвали бурный рост аварийности. Начался поиск виновных.
      9 апреля 1941 года на заседании Политбюро ЦК было принято Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «Об авариях и катастрофах в авиации Красной Армии». Генерал-лейтенант авиации П.В. Рычагов был снят с поста начальника ВВС Красной Армии и заместителя наркома обороны.
      Отдельно рассматривалось положение дел в Московском военном округе. 10 мая 1941 года на заседании Политбюро ЦК ВКП (б) было принято Постановление ЦК ВКП (б) и СНК СССР, в котором отмечалось, что
      «боевая подготовка частей ВВС МВО проводится неудовлетворительно. Налёт на одного лётчика за январь-март 1941 г. составляет в среднем только 12 часов. Ночным и высотным полётам лётный состав не обучен. Сорвано обучение лётчиков стрельбе, воздушному бою и бомбометанию. Командующий ВВС округа т. Пумпур, прикрываясь объективными причинами, проявил полную бездеятельность в организации подготовки аэродромов зимой 1940-1941 гг. для полётов на колёсах. В связи с этим СНК и ЦК ВКП(б) постановляют:
      1. Принять предложение Главного военного совета о снятии т. Пумпур П.И. с поста командующего ВВС МВО, как не справившегося со своими обязанностями и не обеспечившего руководство боевой подготовкой частей ВВС округа, оставив его в распоряжении НКО»...¹¹.
      Хотелось бы отметить, что общее положение дел в Военно-воздушных силах Красной Армии перед войной было неутешительным. Низкая боеготовность советских ВВС носила системный характер, будучи следствием целого ряда причин, в том числе и политико-экономических. Переучивание лётного состава на новые типы самолётов проводилось медленными темпами, командные кадры ВВС в основной массе были молоды и неопытны, авиационная техника, состоящая на вооружении частей, устаревала и требовала ремонта. Такая картина присутствовала по всем военным округам. Московский военный округ не был исключением. За пять месяцев командования ВВС округа реально исправить сложившуюся ситуацию П.И. Пумпур не мог объективно, слишком коротким был срок.
      27 мая 1941 года руководство страны утвердило предложенные правительственной комиссией выводы по приёму т. Сбытовым и сдаче т. Пумпуром Военно-воздушных сил Московского военного округа:
      «За зимний период 1941 года в частях ВВС Московского военного округа боевая подготовка и боевая готовность находятся в неудовлетворительном состоянии. Освоение новой материальной части проводилось крайне медленно. Фактически сорвано обучение лётчиков бомбометанию, воздушной стрельбе, воздушному бою, маршрутным полётам, высотным, слепым и ночным полётам.
      При наличии в округе 1197 лётчиков проведено лишь 346 бомбометаний. При этом выполнено с положительными результатами только 191 бомбометание, или 55 процентов к числу вылетов. Проведено 723 стрельбы по конусам и щитам, а выполнено с положительным результатом 387 стрельб, или 50 процентов. Проведено учебных воздушных боёв по округу только 78. Ночью летало 103 лётчика с общим налётом в 206 часов, боевого применения ночью совершенно не отрабатывали. Высотная подготовка в округе сорвана. За весь зимний период высотный налёт по округу составил 45 часов 27 минут, и ни один лётчик выше 7000 метров не поднимался. Причём летали на высоту лишь некоторые командиры, а не рядовые лётчики.
      Лётчиков, летающих на боевом самолёте, по состоянию на 1 мая 1941 года – 248 человек, или 23 процента.
      По 24-й авиадивизии планов переучивания не было, полёты были организованы неинтенсивно, 27-й истребительный полк на самолётах Миг-3 не летает, хотя с 1 апреля 1941 года имеет 11 таких самолётов.
      Вопросы радионавигации в ВВС Московского военного округа совершенно не отработаны.
      Одновременно с плохими результатами боевой подготовки в округе резко выросла аварийность. При катастрофах убито (в смысле – погибло) 29 человек и ранено 18 человек; аварий имеется 31, поломок и вынужденных посадок 103»¹².
      Кроме этого генерал-лейтенант Пумпур обвинялся в срыве подготовки истребительной авиации округа для работы в системе ПВО г. Москвы, в неудовлетворительном хранении боевого имущества и состоянии баз и складов, в неправильном подборе кадров при комплектовании командования частей ВВС округа, в срыве формирования высших школ штурманов.
      По заключению комиссии, П.И. Пумпур являлся главным виновником срыва боеготовности частей ВВС округа, не вёл решительной борьбы за укрепление дисциплины и изжитие лётных происшествий. Комиссия предлагала предать генерал-лейтенанта авиации Пумпура суду, лишить звания Героя Советского Союза и запретить ему занимать командные должности. Вместе с ним предлагалось снять с должностей ряд командиров разного уровня и принять действенные меры для устранения выявленных недостатков.
      31 мая 1941 года Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации П.И. Пумпур был арестован. 9 июня 1941 года Указом Президиума Верховного Совета СССР он был лишён всех наград. Его обвиняли в участии в антисоветском военном заговоре, который органы НКВД планировали представить как «заговор Героев». Всего было арестовано около 30 известных в стране военных авиаторов и командиров, имеющих непосредственное отношение к авиации. Из них восемь имели звание Героя Советского Союза.
      Начались допросы, очные ставки, избиения. Но новый грандиозный судебный процесс не состоялся – помешала война. Однако большинство из арестованных остались за решёткой, и судьба их сложилась трагически.
      29 января 1942 года народный комиссар внутренних дел СССР Берия Л.П. направил Сталину список 46 арестованных, «числящихся за НКВД СССР». Среди них были 17 генералов, в том числе и П.И. Пумпур. Он обвинялся как участник антисоветского военного заговора:
      «Уличается показаниями Бергольц, Рычагова, Алексеева, Ионова и очных ставок с двумя последними. Во вредительской деятельности изобличается актом сдачи... ВВС МВО другому командующему и приказом НКО № 0031 от 31.05.41 г. Дал показания, что является участником антисоветского военного заговора, завербован Смушкевичем, но от данных показаний отказался»¹³.
      Вождь наложил окончательную резолюцию: «Расстрелять всех поименованных в списке. И. Сталин».
      Особое совещание при НКВД СССР постановлением от 13 февраля 1942 года приговорило П.И. Пумпура к расстрелу. 23 марта 1942 года приговор был приведён в исполнение в Саратове...
      25 июня 1955 года Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации Пумпур Пётр Иванович был полностью реабилитирован. Все материалы против него были прекращены постановлением Генерального прокурора СССР за отсутствием в них состава преступления.
      17 ноября 1961 года Указом Президиума Верховного Совета СССР генерал-лейтенанту авиации Пумпуру П.И. был возвращены все отобранные ранее награды.
      Награждён: присвоено звание Героя Советского Союза (1937) с последующим вручением медали «Золотая Звезда» за № 49, 2 ордена Ленина (1937), медаль «XX лет РККА».
__________________________
      1 Красовский С.А. Жизнь в авиации. М.: Воениздат, 1968. С. 63.
      2 Там же. С. 98.
      3 Кондрат Е.Ф. Достался нам век неспокойный. Ижевск: Удмуртия, 1988. С. 25-26.
      4 Суязин В.А. В бой вступают истребители. Сборник «Мы – интернационалисты» М., 1975. С. 61.
      5 Красовский С.А. Жизнь в авиации. М.: Воениздат, 1968. С. 107.
      6 Кольцов М. Испанский дневник. М.: Художественная литература, 1988. Книга вторая. С. 358-359.
      7 Кузнецов И.И., Джога ИМ. Первые Герои Советского Союза (1936-1939). Иркутск, 1983. С. 51.
      8 Кудымов Д.А. Огненная высота. Пермь: Кн. изд-во, 1980. С. 61-62.
      9 Красовский С.А. Жизнь в авиации. М.: Воениздат, 1968. С. 106-107.
      10 http: //www.iremember.ru/letchiki-istrebiteli/petrov-nikolay-ivanovich/.stranitsa-2.html
      11 «1941 год: Документы». В 2-х книгах. М.: Международный фонд «Демократия», 1998. Книга 2. С. 191-192.
      12 Цымбалов А.Г. За что пострадал генерал-лейтенант авиации П.И. Пумпур в мае 1941 года. «Военно-исторический журнал», 2006, № 12. С. 33.
      13 Архив Президента РФ. Оп. 24. Д. 378. Л. 197.


      Напоминаем, что оценить представленный материал вы можете не только в комментариях, но и с помощью выставления оценки ЛУЧШИЙ-ХУДШИЙ (по пятибальной шкале) и нажав клавишу РЕЙТИНГ вверху страницы. Для авторов и администрации сайта ваши оценки чрезвычайно важны!

 

Добавить комментарий

Комментарий публикуется после одобрения его модераторами. Это необходимо для исключения оскорбительных для авторов комментариев.


Защитный код
Обновить


test
    © 2009-2017 гг.   Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов без согласия авторов и без ссылок на данный сайт ЗАПРЕЩАЕТСЯ и будет преследоваться по закону!

Создание сайта студия "Singular"

каркас для гамакагидролок